На каком языке говорят в литве

Словари - литовский язык. Толковый словарь русского языка. Поиск по слову, типу, синониму, антониму и описанию. Словарь ударений.

На каком языке говорят в литве

Словари

Лито́вский язы́к — относится к балтийской группе индоевропейской семьи языков. Официальный язык Литвы. Письменность на основе латинского алфавита.

ЛИТОВСКИЙ ЯЗЫК — ЛИТО́ВСКИЙ ЯЗЫ́К, относится к балтийской группе индоевропейской семьи языков. Официальный язык Литвы. Письменность на основе латинского алфавита.

ЛИТОВСКИЙ язык — относится к балтийской группе индоевропейской семьи языков. Официальный язык Литвы. Письменность на основе латинского алфавита.

Лито́вский язы́к —

Распространён главным образом в Литовской ССР. Общее число говорящих в

СССР около 2,8 млн. чел. (1979, перепись), за рубежом (в США, Канаде,

Латинской Америке и др.) свыше 0,4 млн. чел.

Выделяются 2 основных диалекта — жемайтский и

аукштайтский. Литовский язык лучше других живых индоевропейских языков сохранил древние черты в фонетике и морфологии.

Отличается от близкородственного латышского

языка большей архаичностью (в целом) и некоторыми инновациями.

В литовском языке сохранились древние k′, g′, соответствующие латышским

аффрикатам (akys ‘глаз’, gerti ‘пить’, ср. латыш. acis,

dzert), начальные pj, bj (pjauti ‘жать’,

ср. латыш. pļaut), тавтосиллабические an, en, in,

un (ranka ‘рука’, penktas

‘пятый’, minti ‘мять’, jungas ‘иго’, ср. латыш. roka, piektas,

mīt, jūgs). С последней особенностью связано сохранение носового

инфикса в спряжении литовского языка,

утраченного в латышском языке (krintu ‘падаю’,

прош. вр. kritau, juntu ‘чувствую’ — прош. вр.

jutau, ср. латыш. krītu — kritu,

Литовский язык — флективный (фузионный) язык с элементами агглютинации и аналитизма. Существительные делятся на два согласовательных

класса (средний род утрачен). Три родовые формы

сохраняются у некоторых местоимений, а также у

формируется противопоставлением двух рядов форм — единственного и

множественного числа (в некоторых диалектах сохраняется

двойственное число). В падежную парадигму входят 6 падежей и особая звательная

морфологическое выражение у прилагательных (и причастий), различающих

простую (нечленную, неместоименную) и сложную (членную, местоименную)

Глагол характеризуется богатством различных

причастных образований, имеющих широкое синтаксическое употребление. Специфические

выражают одновременно числовое значение; спрягаемая форма 3‑го лица не

знает числовых различий). Различаются четыре простые (синтетические) формы грамматического времени: настоящее, прошедшее

однократное, прошедшее многократное и будущее.

Сочетания глагола būti ‘быть’ с причастиями

(различных временных и залоговых форм) образуют систему сложных

(аналитических) времён. Страдательный залог образуется при помощи

страдательных причастий. Аналитический пассив противопоставлен как

соответствующим сложным формам с действительными причастиями, так и

простым (синтетическим) личным формам, всегда принадлежащим к

действительному залогу. В системе наклонений различаются изъявительное,

сослагательное, повелительное и «косвенное» (выделение последнего не

общепринято). Косвенное наклонение (сопоставимое с

«пересказывательным» наклонением латышского языка) выражается

причастиями действительного залога в предикативном употреблении. Вид как грамматическая категория славянского типа в

литовском языке отсутствует. Выражение различных аспектуальных

значений связано с семантико-словообразовательным значением глагольной лексемы и с конкретной временной формой, в которой

она выступает. Основная аспектуальная классификация глагольных лексем

делит их на 2 класса: процессуальные и событийные (eigos

veikslas и įvykio veikslas — перевод этих

терминов на русский язык как «несовершенный вид» и «совершенный вид»

может ввести в заблуждение). Выделение других

семантико-словообразовательных классов связано с различиями по переходности, возвратности и др. Особенность

литовского языка — наличие среди переходных глаголов наряду с

каузативными глаголами особого класса так называемых куративных

Литовский язык относится к языкам номинативного

компонентов простого предложения SVO, хотя

возможны и модификации этого порядка, связанные, в частности, с актуальным членением. Для выражения посессивных отношений широко употребляются

конструкции типа «Я имею», соотносимые с латышскими конструкциями типа

«У меня есть». Сохранились конструкции с причастными образованиями,

Письменность появилась в 16 в. на основе латинской графики. Первая литовская книга —

катехизис М. Мажвидаса (1547). Начало развития литературного литовского языка относится к

16-17 вв. В этот период, кроме книг религиозного содержания, появляются

труды филологического характера, в т. ч. грамматики литовского языка

Д. Клейна (1653, 1654). Единый литературный язык формируется в конце

19 — начале 20 вв. на основе западноаукштайтского диалекта. Большую роль

в создании и нормализации литературного литовского языка сыграл

Литовский язык, в кн.: Языки народов СССР, т. 1, М., 1966

Грамматика литовского языка, Вильнюс, 1985;

Otrębski W., Gramatyka języka litewskiego,

t. 1-3, Warsz., 1956-65;

Lietuvių kalbos gramatika, t. 1-3, Vilnius, 1965-76;

Zinkevičius Z., Lietuvių dialektologija, Vilnius,

его же, Lietuvių kalbos istorinė gramatika,

t. I-II, Vilnius, 1980-81;

его же, Lietuvių kalbos istorija,

I. Lietuvių kalbos kilmė, Vilnius, 1984 (изд. продолжается)

Senn A., Handbuch der litauischen Sprache, Bd 1,

Kazlauskas J., Lietuvių kalbos istorinė

gramatika, Vilnius, 1968;

Palionis J., Lietuvių literatūrinės kalbos

istorija, Vilnius. 1979;

Sabaliauskas A., Lietuvių kalbos tyrinėjimo

istorija, t. 1-2, Vilnius, 1979-82.

Lietuvių kalbos žodynas, t. 1-14,

Kaunas — Vilnius, 1941-86 (изд. продолжается).

В Литве согласились на исчезновение литовского языка

В Литве на официальном уровне предложили сделать английский язык вторым государственным. При этом признается, что узаконивание английского уничтожит в Литве собственно литовский язык, который и так является исчезающим. Однако литовские политики в очередной раз демонстрируют глубокую провинциальность и готовность отказаться от своей уникальной национальной культуры ради того, чтобы влиться в культурную метрополию.

«Сегодня литовский язык есть только у одного государства — Литвы. Этот государственный язык должен занимать ясное место и научиться «общаться» с другими языками. Это значит, что он выше других. Я бы одобрил такую позитивную дискриминацию», — считает председатель государственной комиссии по литовскому языку Аудрис Антанайтис.

Эти слова стали прологом к предложению сделать английский язык в Литве вторым государственным. Литва не должна быть архаичной страной, «она должна быть современной, идти в ногу со временем», — говорит Антанайтис. «Что касается информации на английском, я считаю, что в больших городах ситуация ненормальная, я вижу информацию о времени работы на английском языке, об услугах. По закону она должна быть на литовском».

При этом глава государственной комиссии признает, что литовский язык в Литве в случае придания английскому официального статуса просто исчезнет, однако ничего не поделаешь — Литва ведь не должна быть архаичной страной.

Литовский язык не продержится и трех десятков лет, если уравнять с ним в статусе английский, он «просто не сохранится», как говорит Антанайтис. И тем не менее предлагает сделать английский вторым государственным.

Предложения уравнять английский с литовским звучат в Литве время от времени, однако выступление с такой инициативой человека, официально ответственного за сохранение государственного языка, — феномен. Тем более с констатацией, что такая мера уничтожит литовский.

По-литовски в мире сегодня говорят менее 3 миллионов человек. Количество носителей литовского языка сокращается, потому что снижается численность литовцев. Пожилые литовцы умирают, молодые эмигрируют в Англию и Ирландию, начинают там говорить по-английски, забывают родной язык и перестают быть литовцами.

В этом процессе им явно хочет помочь власть, которая, судя по всему, не видит проблем в эмиграции населения, потому что не предпринимает никаких мер, чтобы стимулировать молодежь оставаться в Литве.

Меньше народу в стране — меньше забот!

У языковой политики в Литве заметна преемственность. В советские годы литовцы массово, с энтузиазмом и при полном одобрении руководства учили русский язык: без него литовцу в Советском Союзе было не преуспеть.

Потом началась перестройка, и русский язык в Литве стали называть принудительной ассимиляцией литовцев «советскими оккупантами». Хотя литовцы, выучив русский, оставались в Литве, разговаривали друг с другом на родном языке, ареал носителей литовского сохранялся, а количество его носителей увеличивалось.

Сегодня литовцы учат английский, чтобы уехать из Литвы и в самом деле ассимилироваться на новой родине. Носителей редкого балтского языка становится все меньше, языковой ареал вымирает, но власть тем не менее поддерживает и этот процесс. И даже предлагает сделать английский язык вторым государственным.

Литовское государство демонстрирует глубокую провинциальность и готовность отказаться от уникальной национальной культуры ради того, чтобы влиться в культурную метрополию.

И это происходит не в первый раз. Очень похожая история была с прошлогодним референдумом о втором гражданстве. В постсоветской Литве второе гражданство считалось вещью абсолютно недопустимой: его ведь бросятся получать оставшиеся в Литве после 1991 года «советские оккупанты», которые не уедут из страны, как им недвусмысленно предлагают, а закрепятся на балтийском берегу и станут «пятой колонной» Кремля.

Однако затем Великобритания проголосовала за выход из Евросоюза, и тогда перед Литвой возникла унизительная перспектива потерять без малого десятую часть своих граждан. На Британских островах находится 200 тысяч литовцев; по умолчанию предполагалось, что абсолютное большинство из них после Брексита предпочтет литовскому гражданству британское.

Поэтому руководству страны потребовался референдум о втором гражданстве. Населению Литвы он, кстати, не понадобился, поскольку референдум провалился из-за низкой явки. Тем более интересны установки литовской власти. Они поставили иностранцам условием получения второго, литовского гражданства соответствие страны «критериям европейской и евроатлантической интеграции». То есть потомки литовцев, сосланных в Сибирь при Сталине — граждане России, — второе литовское гражданство получить не смогли бы.

Так и здесь: уж если вводить в Литве второй государственный язык, то английский, и неважно, что с ним литовский язык выйдет из обращения в собственной стране через несколько десятилетий.

Неважно и то, что 6% населения Литвы — поляки, 5% — русские, но польский и русский языки не имеют в Литве никакого официального статуса. Дать официальный статус языкам национальных меньшинств было бы прогрессивно и по-европейски, но литовскими политиками движут провинциальные комплексы. Они не европейцы, но очень хотят ими казаться.

Поэтому они готовы подстраивать свое конституционное законодательство под изменения, произошедшие в другой стране. Готовы на исчезновение своего языка ради перехода на язык «белых господ». Типичное поведение глухой забитой периферии.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Государственный язык Латвии – латышский

Одной из интереснейших республик Прибалтики считается Латвия. Небольшая страна по праву является сердцем удивительного края, где сочетается современный ритм городских бизнес-центров с аутентичными аккуратными деревнями. Перед посещением этого государства (как туристического, так и делового объекта) стоит узнать, на каком языке говорят в Латвии.

Общие сведения о стране

Государство расположено на побережье Прибалтийского моря с населением 2,5 млн человек. Небольшая территория республики граничит с Россией, Эстонией, Литвой, Белоруссией. Географическое положение Латвии очень удобное, ведь ее омывают воды Балтийского моря и Рижского залива.

В республике преобладает православная религия, также много протестантов. В восточной части страны популярен католицизм. Государство демократично в отношении религиозных вопросов, церковь не вносит сильных изменений, не вызывает споров в обществе.

Рига, Латвия

История образования

Датой рождения Латвийской республики считается 1918 год. До этого времени территория страны входила в состав различных государств, Российской империи, но в 1918 году сумела провозгласить свою независимость. В 1940 году в страну введены советские войска, и с этого момента до 1991 года Латвия становится частью СССР. После распада Советского Союза страна восстановила свою независимость и стала одной из балтийских республик, которая сегодня динамично развивается. После присоединения Латвии к странам Евросоюза в республике ввели единую валюту — евро.

Читайте также  Коста рика язык

Государственное устройство Латвии

Страна является парламентской республикой по форме правления с делением на 26 регионов. Конституция, принятая в 1992 году, постоянно изменялась и дополнялась в последующие годы. Латышский язык утвержден как официальный единственный в государстве.

Географическое положение, климат

Латвия до 44% покрыта лесами, также на территории много озер, болот, рек. Активный туризм возможен благодаря огромному водному ресурсу страны. Близость моря и равнины на территории государства приводят к изменению климата (от морского к континентальному). Часть страны, расположенная ближе к Балтике, имеет более мягкий климат. Самый благоприятный и теплый месяц для поездки считается май. Зима в стране не очень суровая.

Города и курорты

Среди привлекательных достопримечательностей выделяют старинную архитектуру, интереснейшие музеи, курорты Юрмалы.

Рига — столица республики и старейший город Европы, среди всех городов Прибалтики является самым крупным по населению. Она удивит архитектурой, памятниками, красивыми зданиями, уютными улочками. Средневековые постройки, церкви, музеи, соборы привлекают туристов со всей Европы.

Юрмала — курортный город, известен далеко за пределами страны. Он протягивается вдоль Рижского залива, славится нежаркой погодой. Мягкий климат, сочетание моря, леса и культурных традиций привлекает множество туристов. Человек может восстановить здоровье на целебных курортах города. Юрмала понравится любителям спокойного отдыха, нежаркой погоды у морского побережья.

Санатории в городе известны целебными свойствами. Люди приезжают в Юрмалу с целью лечения заболеваний сердца, сосудов, кожных высыпаний, болезней ЖКТ. Ионизированный воздух очень полезен для организма.

Еще одним старинным прибалтийским городом является Вильнюс. Приезжая в Латвию, можно посетить и прекрасную литовскую столицу. Город с удивительными архитектурными постройками внесен в список культурных центров Европы. Улочки старого Вильнюса не оставят равнодушным ни одного туриста.

Юрмала, Латвия

На каком языке говорят жители Латвии

Государственный язык в Латвии — латышский, на нем говорят более 1,5 млн населения. Древний европейский язык представлен тремя диалектами: ливонский, верхнелатышский, среднелатышский.

В туристической сфере активно используется английский, немецкий, шведский. В Риге проблем для приезжих из России не будет, а в Юрмале официальный язык применяется практически везде, но нередко можно услышать русскую речь. Преодолеть языковой барьер поможет разговорник, который нужно захватить в путешествие.

Местные языки и наречия в Латвии

Кроме основного латвийского коренные жители говорят на латгальском диалекте. Такой древний язык Латвии активно используется на востоке республики в Латгалии. Его еще часто называют третьим балтийским языком после латышского и латвийского. Диалектом пользуются до 10% жителей страны. Латгальский не имеет официального статуса, он считается разговорным. Его можно часто услышать в столице республики, разница в произношении с официальным языком существует. Латгальцев считают частью латвийского народа.

Куршский диалект как часть исторического наследия представляет огромный интерес для исследователей. Он использовался балтийским племенем куршей. Постепенно все другие языки Латвии исчезли.

Земгальский, селонский, как и куршский, считаются вымершими языками, которые давно не применялись в государстве.

Статус русского языка в Латвии

В 2012 году в республике прошел референдум касательно второго государственного языка. Около 25% изъявили желание принять русский как второй официальный, однако у него остался статус иностранного. Хотя в школе дети и учителя хотят заниматься, преподавать на русском, но в последнее время это делать становится все труднее.

Официально в стране с 2000 года один государственный язык. В больших городах языковой барьер намного меньше, чем в отдаленных населенных пунктах. Старшее поколение отлично понимают туристов из России и других постсоветских русскоговорящих стран.

Языковая политика в Латвии

В стране единственный государственный язык — латышский. Все остальные считаются иностранными. И сегодня очень много людей могут говорить на русском и понимать его, особенно в сфере обслуживания. В отелях, ресторанах, кафе, музеях туристы могут легко общаться на русском без перевода.

Нынешняя политическая система взяла курс на активную защиту родного языка, не допускает использование иностранных. Правительство добилось того, что почти 95% национальных меньшинств овладели официальным языком хотя бы на начальном уровне. Русскоязычные общины считают современную политику дискриминационной по отношению к ним. Власти ввели запрет на использование русского в общественных местах, государственных структурах. Инспекция может сделать проверку в учебных учреждениях, за несоблюдение правил применяет штрафы. Система образования все же в некоторых школах билингвальная, где еще можно учить русский.

Для полноценного развития языка нужен официальный статус, иначе он исчезает из делового мира, научных кругов, исключается из образовательной системы. Правительство республики сегодня все чаще стало запрещать любые иностранные языки в официальных документах. Министерство образования рассматривает вопрос о сдаче экзаменов в школе только на государственном языке. Активная деятельность властей провоцирует массовые протесты российского общества.

Русскоязычные жители Латвии: как живут

Большое количество жителей столицы и крупных городов имеют русские корни или гражданство. Среди трех стран Прибалтики в Латвии находится самая многочисленная русская диаспора. Хотя около 40% жителей знают и говорят на русском, но сейчас всячески проводится политика по внедрению официального языка, закрываются русскоязычные школы.

На рынке труда также отдается предпочтение местному населению, которое работает в интеллектуальной сфере. Русскоговорящие люди чаще всего выбирают рабочие специальности, где оплата немного ниже. Особенность трудового рынка в том, что в сферу обслуживания без знаний русского не принимают.

На каком языке говорят в Риге

Столица Латвии давно считается центром крупнейшего поселения мигрантов из России. Если турист обратится к прохожему на русском, в большинстве случаев его поймут и помогут. В Риге говорят и на русском, и на латышском. В других городах, более отдаленных от столицы, скорее всего, нужно будет переводить свое обращение на иностранном.

В регионах преобладает латвийский язык, но в общении турист никогда не заметит национализма, ущемления своих прав из-за языкового вопроса. Скандалы и конфликты в основном ищут СМИ, а их провоцируют местные власти.

Отношение к русскоязычному населению

Латвиец относится к русскоязычной части населения или хорошо, или нейтрально. Тяжело встретить негативное отношение к приезжим. Среди местных нигде не увидишь враждующих людей разных национальностей, которые были еще в 90-х годах. Со стороны правительства латвийский язык продвигается на всех уровнях, а остальные считаются только иностранными.

Также в стране сегодня образование предоставляется на родном языке. В последнее время количество русскоязычных школ сократилось больше чем в 2 раза. Украинцы, белорусы, россияне все же еще имеют возможность получать образование на своем родном языке по российскому учебнику. С 6 класса дети могут выбирать второй иностранный, которым чаще сего становится именно русский.

Отношение к русским туристам

К путешественникам латыши относятся доброжелательно, ведь туризм является одним из основ экономики республики. У каждого русскоязычного человека существует возможность прочувствовать жизнь страны изнутри, пообщаться с местным населением, не ощущая языкового барьера. В связи с активной политикой против уменьшения количества русских школ и общин с недавних пор многие жители предпочитают общаться на английском, например, в отелях, ресторанах. Многие путешественники хотят знать, какие языки распространены в Латвии. Однозначно можно сказать, что русский остается на втором месте (после официального государственного).

На каком языке лучше говорить в Риге и Вильнюсе: практические советы

Несмотря на дискриминационные действия современной власти и ситуацию вокруг языкового вопроса, приезжие из любого уголка ощущают себя в стране абсолютно комфортно. Простые рекомендации помогут найти общий язык с любым жителем балтийского государства и понять, какой язык в Латвии использовать:

  • чтобы свободно объясняться с коренным латышом, нужно освоить основные слова, которые понадобятся в первое время в государстве;
  • если иностранец будет приветствовать латвийца на его родном языке, ему будет легче войти в доверие и получить помощь или подсказку;
  • чтобы не попасть в неловкую ситуацию, лучше приобрести самоучитель, ведь различие между языками очень большое;
  • в туристических местах можно использовать английский, особенно по отношению к молодежи;
  • в Риге, Юрмале по-русски говорят также часто, как и по-латышски.

В прибалтийском городе Вильнюсе количество представителей русской диаспоры намного меньше, чем в Риге. У многих латышей интересное характерное произношение. Если в Риге можно спокойно говорить на родном российском языке, то в Вильнюсе лучше поинтересоваться, как лучше обратиться к латышу: по-английски или по-русски.

Русский язык в Латвии: статистика и факты

Исторические факты раскрывают языковой вопрос в стране:

  • русская культура и язык оказал влияние на коренное население республики в период массовой миграции. Большое количество мигрантов наблюдалось в годы Первой мировой войны;
  • вторая волна переселения русских в Латвию произошла в годы существования СССР. Огромные масштабы производства требовали увеличения количества рабочей силы. Русскоязычные специалисты приезжали в страну со всего Советского Союза. К концу 80-х годов более 80% населения свободно владели русским.

Исторические события развивались так, что каждый житель старшего поколения может разговаривать на русском в современной Латвии. Представители младшего поколения получают знания на своем родном языке, часто и вовсе не понимают приезжих из РФ.

Официальным языком Латвийской Республики является латышский. Русский язык в Латвии сегодня не используется в государственных структурах, все документы принимаются только на официально признанном языке.

Linguis

Изучение языков как хобби

12 интересных фактов о литовском языке

Литовский язык относится к языкам балтийской группы, это государственный язык Литвы и один из официальных языков Европейского Союза. Сегодня на нем говорят более 3 миллионов человек — как на территории Литвы, так и за её пределами. Литовский язык необычен, сложен для изучения и просто невероятно интересен. О чём и свидетельствуют приведенные ниже факты.

1. Многие филологи считают литовский язык самым древним из всех существующих живых языков. Дело в том, что по фонетике и морфологии он максимально приближен к праиндоевропейскому языку, от которого и произошли все современные языки Европы. «Каждый, кто хочет узнать, как разговаривали индоевропейцы, должен послушать литовского крестьянина», — сказал однажды французский лингвист Антуан Мейе. Вот почему при воссоздании праиндоевропейского языка специалисты опираются, в первую очередь, на латынь, санскрит, греческий язык и литовский.

2. Литовский язык очень похож на санскрит. Причина сходства заключается не в родстве (языки относятся к разным группам), а в большом количестве сохранившихся в них праиндоевропейских элементов. Литовский и санскрит имеют схожую грамматику, а также множество похожих по произношению и значению слов.

Читайте также  Израиль какой язык

3. Литовская нация исторически состоит их 4 этнических групп. На севере Литвы проживают аукштайтийцы, на западе жемайтийцы, дзуки на юго-востоке и сувалкечи на юге. Каждая из этих этнических групп отличается внешними чертами, обрядами, традициями, а также диалектом. Еще 150 лет назад разница между этническими группами была настолько велика, что жемайтийцы, например, совсем не понимали диалект сувалкечей. Сгладил отличия только современный литературный литовский язык, который был создан искусственно в конце XIX века на основании всех четырех диалектов.

4. Первой письменной памяткой литовского языка стала рукописная запись на последней странице книги «Tractatus secerdotalis», изданной в Страсбурге в 1503 году. Эта запись содержала молитвы «Аве Мария» и «Никейский символ веры», написанные на дзукийском диалекте.

5. Семейный статус литовских женщин легко можно понять по окончанию их фамилий. Так, фамилии незамужних женщин оканчиваются на -aitė , -iūtė или -ytė , а замужних — на -ienė. В последнее время среди женщин публичных профессий стало модным прибавлять к своей фамилии окончание -ė, по которому нельзя судить о том, замужем они или нет.

6. Литовский язык может похвастаться необычайно старым словарным запасом — практически бесценным с точки зрения лексикологии. Количество используемых в речи иностранных слов тщательно регулируется специально созданной для этих целей государственной комиссией. По возможности заимствованные слова заменяются литовскими аналогами. Тем не менее, несмотря на все старания, влияние английского языка становится все более ощутимым.

7. В литовском языке почти нет ругательств. Так, например, одним из наиболее грубых ругательных слов является rupūžė, что переводится как «жаба». Если же литовцам хочется как следует выругаться, они используют английские слова и выражения.

8. Многие литовцы в возрасте от 30 лет все еще помнят русский, но принципиально отказываются говорить на нем. Тем не менее, в их речи иногда проскакивают слова «типа, «короче», «по-любому». Поколение постарше все еще может использовать в обиходе русский. Молодые люди моложе 30 в большинстве своем русский даже не понимают.

9. В литовском языке много уменьшительно-ласкательных суффиксов. Так, например, «ребенок» по литовски будет vaikas, а вот слово «ребеночек» можно перевести совершенно по разному — vaikelis, vaikiukas, vaikeliukas, vaikelėlis, vaikužėlis, vaikučiukas.

10. Самое длинное слово в литовском языке — nebeprisikiškia­kopūsteliaudavome, которое переводится как «недособрав заячьей капусты» (речь о кислице обыкновенной).

11. В литовском языке отсутствуют двойные согласные: алло — alio, программа — programa и так далее.

12. Фраза «Вы здесь выходите?», произносимая пассажирами в общественном транспорте, звучит как «ar Jūs lipsite čia?» (Ар иус липсите ча). Но литовцы ее заметно упростили и изменили. А потому во всех автобусах и троллейбусах сегодня можно услышать «Lipsi, lipsi, čia-čia-čia» (Липси, липси, ча-ча-ча).

Почему в Литве не боятся «языка оккупантов»

В бывшей ЛССР доля этнических меньшинств — наименьшая среди стран Балтии. Но при этом у них практически нет проблем с изучением русского.

«Притеснение русских в Прибалтике» — может быть, не самая популярная, и все же достаточно заметная тема в российских СМИ. Одной из форм этого «притеснения» является ограничение прав нацменьшинств на получение образования на родном языке. Вопрос этот периодически поднимается и на международном уровне.

Вот и в конце ноября на Форуме ООН по вопросам меньшинств политолог Александр Носович призвал обратить внимание на факты дискриминации русскоязычных в Литве, Латвии и Эстонии. «В странах Балтии русские дети стали заложниками антироссийской политики. К сожалению, в этих странах проходят образовательные реформы, нацеленные на полную ликвидацию школ национальных меньшинств и перевод обучения в них на государственный язык», — отмечает Носович. Ну а дальше — как водится: от ООН требуют «оказать давление», «гарантировать образование» и т. п.

Проблема, что и говорить, — есть. Только ведь Балтия — она хоть и маленькая, но разная. Да, в самой «русской» из республик, Латвии, все образование буквально «на днях» переведут на латышский. В Эстонии вопрос о ликвидации русских школ периодически поднимают, но до этого пока не дошло. Ну, а из Литвы в этом плане особых жалоб не слышно. Сегодня о вроде как имеющихся проблемах рассказывает разве что глава ассоциации учителей русских школ Литвы, местный правозащитник Элла Канайте. По ее словам, за последние 29 лет в Литве число русских школ сократилось с 85 до 30, а количество учащихся — с 76 тыс. до 13,5 тыс. «К сожалению, законодательно в Литве нигде не закреплен статус школ национальных меньшинств. А здесь, помимо русских школ, еще есть сеть польских школ», — говорит правозащитница.

Правда, как свидетельствуют сами учителя, существующие классы с русским языком обучения, мягко говоря, не переполнены. Даже «самые-самые русские», живущие в Литве, видят будущее своих детей не в РФ, а в «загнивающей гейропе». Тем не менее, за три десятка лет, прошедших после восстановления независимости Литвы, уже третье «поколение» пришедших в школу первоклашек заканчивает получение среднего образования на русском.

Несмотря на то, что Литва самая мононациональная страна региона (86% называют себя литовцами), свободы для получения среднего и высшего образования на других языках тут гораздо больше, чем не только в Латвии и Эстонии, но даже в соседней Белоруссии (в которой практически невозможно получить образование как раз на языке титульной нации).

Как говорит посол Литвы в Латвии Артурас Жураускас, на момент последней переписи населения, в республике жило 5,8% русских и 7% поляков (сейчас немного меньше). При этом в прошлом учебном году в стране работало 48 общественных учебных заведений, в которых преподавание предметов ведется на русском языке, польских школ — 81. Хотя, по его словам, «все выпускники этих школ должны освоить государственный язык на самом высоком уровне». «Они сдают тот же экзамен по литовскому, что и их сверстники, для кого этот язык родной. Но для детей, которые учатся на языках нацменьшинств, требования к письму и стилю несколько ниже», — отметил Жураускас. Правда, с 2021 года, скорей всего, требования станут одинаковыми для всех.

В государственных вузах преподавание на русском языке ведется только на факультете русской филологии Литовского университета. В филиале Белостокского университета студенты учатся на польском языке. В частных же учебных заведениях реально обучение по программам на русском.

Что касается сегодняшней роли и места русского языка в Литве. Свидетельствую из личного опыта: в Вильнюсе вполне можно прожить, говоря исключительно по-русски. Более того, я знаю множество людей, которые так и живут. Некоторые проблемы могут возникать при общении с госслужащими, но Литва всячески стремится подчеркивать свою «европейскость», а потому заботится о том, чтобы «меньшинства» имели равный доступ в том числе и к госуслугам. В данном случае это решается очень просто: с посетителями сажают работать сотрудника в возрасте 40+, который вырос еще в СССР и достаточно хорошо владеет русским. Все, можно ставить галочку: равные права обеспечены.

Такая толерантность властей Литвы (в отличие от соседей) объясняется, вероятно, тем, что они не видят особой угрозы ни в русском языке, ни в русских по двум причинам: страна не граничит с «материковой» Россией (только с Калининградской областью) и в ней нет районов компактного проживания русскоязычных. То есть нет опасения по поводу потенциального появления «народных республик» с «военторгами» по ту сторону границы и «вежливых людей», берущихся защищать «угнетаемых русских». Напомним также, что в республике ни у кого нет статуса «негражданина»: после распада СССР гражданство дали всем.

В бытовой сфере в Вильнюсе тоже особых сложностей не возникает. Продавцы и кассиры больших сетевых магазинов кроме литовского обязательно владеют польским и русским языками — это квалификационное требование при приеме на работу. Вообще, в сфере услуг знание этих языков в дополнение к литовскому повышает зарплату на 20-50%. Ну, а торгующие в центре Вильнюса среди всяческих средневековых достопримечательностей знают, кажется, вообще все языки мира, включая древнешумерский и аккадский.

Чего в Литве совсем нет — так это надписей на русском. Названия улиц, указатели — все исключительно на литовском, даже дублирование на английский встречается редко. Также в ресторанчиках исторического центра города я сам часто сталкиваюсь с официантами, которые по-русски не понимают. В моем случае проблема обычно легко решается переходом на польский, ну и английский тут тоже поможет. Зато в Вильнюсе много православных храмов, вокруг которых также концентрируется русскоязычное сообщество.

Нельзя, наверное, не сказать еще об одном факте, не очень-то признаваемого социологами. В реальности многие «русские Литвы» — это этнические белорусы. Дома и между собой они говорят на таком чистом белорусском языке, какой в самой Белоруссии вряд ли услышишь даже на тусовке записных националистов. Однако эти люди исторически позиционируют себя как «русские» еще и потому, что ходят в «русскую церковь», то есть являются православными.

То же самое, кстати, с «поляками Литвы», многие из которых — те же этнические белорусы, просто «ходят до костелу». Там же заодно и польским овладевают. Хотя, конечно, не так уж мало в литовской столице и «настоящих» русских (переселились туда при Союзе), и «настоящих» поляков (обосновались там в межвоенный период, когда город принадлежал Польше).

Ну, а если вдруг захотите (что вряд ли) встретить в Вильнюсе «самых-самых русских», какими их показывают в плохих американских фильмах, идите на вокзальную площадь — в Вильнюсе железнодорожный и автобусный вокзалы расположены рядом на одной площади, довольно грязной и неухоженной. Там у вас у входа в торговый центр IKI сумрачный тип со щетиной, неприятным запахом и фингалом под глазом на хорошем русском попросит пол-евро на опохмелку. Предложение в стиле «Братишка, ну ты же свой, выпьешь с нами?» вы обязательно услышите и в нескольких заведениях возле вокзала, мрачных и провонявших 90-ми, с соответствующей сильно маргинализированной публикой. В таких местах, к слову, по-литовски говорить категорически не рекомендуется — можно и схлопотать.

Только не подумайте, что это картинка должна «доказать», что «русские — все сплошь алкаши, а литовцы — це европейцы в белом»! Они и сами «доупотреблялись» до малопочетного звания самой пьющей нации в Европе, если верить одному из недавних рейтингов. Так что если кому-то очень нужны литовские маргиналы, то и их найти нетрудно в соответствующих заведениях. Они, что приятно, по пьяни морду бить не лезут и «за величие» обычно не топят.

И все же еще раз подчеркнем: все описанное имеет место в Вильнюсе — многонациональном городе, исторически принадлежавшем то Великому княжеству Литовскому, то Польше, то России. Во второй столице — Каунасе, например, прожить, владея только русским, будет куда сложнее. Да и польский с английским там не сильно помогут.

Читайте также  Государственный язык алжира

На каком языке говорили литвины?

Тот язык, на котором говорили и писали жители Великого княжества Литовского в XIII–XVII веках, на котором составлялись официальные документы, в равной мере можно назвать и старославянским, и западным русским наречием, и древним беларуским.

Если судить по дошедшим до нас текстам того времени (документы, личная переписка), а также по свидетельствам тогдашних авторов, можно сделать вывод, что долгое время жители Полоцка, Минска или Вильно могли без переводчиков общаться с жителями Киева, Новгорода, Смоленска или Твери. Но постепенно возникли существенные различия междуречью московитов и литвинов.

В данной связи следует отметить, что на формирование беларуского языка весьма существенно повлиял немецкий язык (в том числе через «идиш» — язык проживавших здесь евреев, выходцев из Германии и Чехии). Так, современные исследователи установили, что в словаре базовой лексики (это около 4500 слов) беларуского языка середины XVII века, когда еще существовало Великое княжество Литовское, более 1400 слов являются прямым заимствованием из немецкого языка (разумеется, с искаженным произношением).[9]А это свыше 30 % словарного состава! Для примера приведем первые попавшиеся слова:

«Абрыс» (контур, план, чертеж) — это немецкое «abriss»; «бира» (пиво) — «Bier»; «габель» (рубанок) — «hobel»; «гандля» (торговля) — «handel»; «гетман» (предводитель) — «hauptman»; «дах» (крыша) — «dach»; «крама» (мелочная лавка) — от слова «кrаm» (барахло); «руйнаваць» (разорять, разрушать) — от «ruinieren»; «лихтар» (фонарь) — от слова «licht,» (свет); «палац» (дворец) — «palaste»; «фарба» (краска) — «farbe»; «цукар» (сахар) — «zucker»; «швагер» (брат мужа или жены) — «schwager»; «штых» (дистанция нанесения удара холодным оружием) — «stich»; «шыльда» (щит, герб, вывеска) — «schild» и т. д. и т. п.

По мнению академика Е. Ф. Карского, высказанному еще в начале XX века, беларуский этнос составлял около 80 % населения ВКЛ. Соответственно, представители данного этноса говорили на своем собственном языке, существенно отличавшемся от русского языка.

В качестве примера процитируем указ великого князя литовского Жигмонта I (он же польский король Сигизмунд I «Старый»), изданный в 1553 году, о дарований титула шляхтича некоему литвину Мартыну Чижу:

«Иж мы маючи ласковы взгляд на цноты и верности и теж на верный послуги Мартина Чижа Константиновича з Нетечи, добрага и потребнага служебника нашого, которы напротивку нам з великой працою и пильное — цью взычил, и сам себе, нам и некоторим паном и двореном нашим, на дворе нашом от давных часов почцивеся радечи, велми вдячного и приемного оказал, его самого з сынми и з девками и зо всим его потомством ошляхчаем, и в местцы шляхетства его приворочаем, и даем ему герб…

Еще того Мартина Константиновича Нетецкого и его потомки, пока его власное поколене буде тривати, годным быти привильем и волностьям и чти так духовных, яко и светских, которыми иншими рыцери и шляхта в королевстве, и у Великим князьстве нашом Литовском, и теж во всякой везде Речи Посполитой хрестиянской уживаци и веселицися звыкли.

Всим, которым ест потреба тых речей ведати объявляем и оповедаем, приказуючи всим посполитосць у шляхецком написе и в поступе на знамененых, абы того Мартина Чижа Нетецкого з его всими потомки ображати и пренагабаць не смели и овшем з дозволеня нашого кролевского в том на которых кольвек местцах быць допустили и допущали. И тож mы вам з ласкою нашою кролевскою призволяем…»

Метрика Великого княжества Литовского. Книга 28, с. 96–97

Еще один пример. Вот какими словами литвинский автор начала XVII века Федор Софонович описал знаменитый поединок между печенегом и кожемякой (по Софоновичу, он был из Переяславля, а не Киева), упомянутый в «Повести временных лет» Нестора.

«Печениг велик, як Голиад, боротися вышовши, смеялся з переясловца, иже мал был возростом (ростом) переясловец, называл его жолвию (черепахой). Еднакже гды переясловец смело сказуючи зышолся з печенигом великим, взяли боротися и битися кулаками. Переясловец з разгону вдарил лобом своим печенига в товстое чрево, аж печениг упадл. Кинувшися з земли печениг кинувся з гневом на переясловца и кулаком вдарил моцно, а переясловец гды от замаха ухилився, повалився печениг на землю. Переясловец зас на его вскочив почал бити печенига и душити за горло, аж насмерть вдушил».

А вот запись из так называемой «Баркулабовской летописи», составленной в селе Баркулабово, неподалеку от Старого Быхова, что на Могилевщине:

«Сейм великий был у Берести (Бресте) лета божого нароженя 1545, на котором сейме был король его милость полский, великий князь литовский Жикгимонт Казимерович з королевою Бонею и с королевнами. А при его милости сын его милости господарь наш другий, крол полский Жикгимонт-Август, и с королевою своею Алжбетою, дочкою короля ческаго и римского Фирдынанда. При которых на сейме при их милости обоих королех много было бискупов, панов-рад, панове-рада Великого князства, панята и вся шляхта хоруговная, и вси рыцерства всих землей и княжства Литовского, также было множество людей на том сейму, иж на обе стороны около Берестя на колконадцать мил стояли. А при их милостех обоих королехнатом сейме Берестейском много было послов яко от християнских господарей, также и от бесурменских».

Что это за язык? Явно не русский времен великого князя московского Ивана IV, хотя и не современный нам беларуский.

После создания в 1569 году на основе Люблинской унии конфедерации Литвы и Польши, среди литвинских шляхтичей (служилого сословия) и магнатов (удельных князей) постепенно стал входить в употребление польский язык. С 1696 года на польский язык было переведено все государственное делопроизводство ВКЛ. Беларуский язык остался языком крестьян и других «низших» социальных групп.

Но тот язык, который сейчас называют «литовским», в течение всех пяти веков истории ВКЛ употребляла лишь небольшая часть населения княжества — северные племена жемойтов и аукшайтов. Вдобавок, они не имели своей письменности. Документов Великого княжества Литовского на государственном языке независимой Лиетувы просто не существует. Этот исторический факт самым убедительным образом доказывает, что литвины были славянами.[10]

Чтобы больше не возвращаться к вопросу о названиях земель и этносов, приведу выписку из коллективной монографии современных беларуских историков:

«Захваты и раздел самостоятельного государства — Речи Посполитой обоих народов — даже по нормам международных отношений XVIII века был делом несправедливым и незаконным. Поэтому в российской столице искали идеологическое оправдание содеянного. Идеологи русского самодержавия подавали это так: Россия освободила из литовской (читай: жемойтской) и польской неволи своих соплеменников и единоверцев. Для реализации придуманной концепции восточную часть Литвы переименовали в «Белоруссию» и ее жителей назвали белорусами…

В белорусы российские чиновники сразу же записали всех православных и униатов, а католики или продолжали называться литвинами, или волею судьбы вынуждены были называть себя поляками. Искусственный административный раздел (на Белорусское и Литовское генерал-губернаторства — А. Т.), ликвидация униатской церкви (1839 г.), интенсивная русификаторская политика царских властей нанесли непоправимый удар по процессу этногенеза на белорусской земле. Процесс формирования единой нации — литвинов — и без того сталкивался с преградами конфессионального и политического толка. А после разделов Речи Посполитой, ликвидации Великого княжества Литовского и включения в состав России народ был полностью дезориентирован, лишен своей государственности и названия.

Исторической драмой явилось и то, что народ лишился своей элиты, политических лидеров. Та часть литвинской шляхты, которая боролась за возрождение Речи Посполитой, или вместе с поляками выехала в эмиграцию, или подверглась репрессиям, попала в ссылку. В польском окружении она быстро ополячилась. Так, представители известного литвинского рода Радзивиллов уже в XIX веке стали считать себя поляками. Польская элита получила от литвинов (белорусов) такие шикарные «подарки», как композитор С. Монюшко, поэт А. Мицкевич, политики военачальник Ю. Пилсудский и др. Под угрозой русификации к польскому этносу присоединялись широкие круги шляхты, горожан и крестьян.

Другая часть Литвинской шляхты посчитала за лучшее подчиниться новым властям. Многие из них пополнили российскую политическую и культурную элиту, как, скажем, предки известного писателя Ф. Ф. Достоевского.[11]Согласно переписи 1897 года, около одной трети высшего дворянства России (князей, графов) выводило свои родовые корни из ВКЛ.

Процесс национального и государственного самоопределения литвинов был остановлен. Однако чувство исторического и духовного единства населения Беларуси осталось. Это единство и, особенно, общий беларуский язык позволили в конце концов возобновить этногенетический процесс и консолидировать население в народ, в нацию, уже под новым названием — беларусь. Но это произошло позднее и с огромными трудностями».

Беларусь: Государство и люди. Минск, 2002, с. 111–112; 54–55

К этому надо добавить несколько слов о нынешнем употреблении терминов:

«Современная Литовская Республика настаивает на том, что именно одна она выступает преемницей Великого княжества Литовского — согласно названию и на основании того, что ее исторические территории входили в состав ВКЛ. Литовцы еще в 1918 году, во время провозглашения независимого государства на землях Жемойтии, позаботились о соответствующем названии новой страны, которое давало бы им основания претендовать на Виленский и Гродненский края. Литовская Республика взяла также за основу своего государственного герба «Погоню» (изображение конного воина, герб Новогородка, ставший с 1295 года гербом ВКЛ — А. Т.), которая в незначительно измененном виде носит теперь название «Вицис».

Беларусь: Государство и люди. Минск, 2002, с. 62

Что ж, поскольку государственные мужи Беларуси в XX веке слишком часто отказывались от великой истории своих предков, постольку это драгоценное наследие весьма охотно подобрали другие. Поэтому не стоит удивляться тому парадоксу, что для многих наших современников история Беларуси фактически начинается с 1919 года, когда была провозглашена БССР, или даже с июля 1944 года, когда Красная Армия выбила немцев с этих земель.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: