Храм спаса на крови архитектор

Сразу после покушения место смертельного ранения императора было огорожено и охранялось часовым. До начала строительства храма было решено поставить з

Храм спаса на крови архитектор

Храм спаса на крови архитектор

  • История создания Спаса на Крови
  • Проектирование и строительство
  • Архитектура
  • Каменное убранство
  • Мозаика

Проектирование и строительство

Сразу после покушения место смертельного ранения императора было огорожено и охранялось часовым. До начала строительства храма было решено поставить здесь временную часовню. Ее проект за два дня подготовил молодой архитектор Л.Н.Бенуа, деньги на строительство пожертвовал купец 1-й гильдии Громов, и уже 17 апреля 1881 года часовню торжественно освятил митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Исидор. Ежедневно в часовне служились панихиды по Александру II.

Конструкция часовни предусматривала возможность перемещения, и когда участок стали готовить под застройку, ее перенесли на Конюшенную площадь. Там часовня простояла 9 лет и была разобрана 26 августа 1892 года.

С Высочайшего соизволения был объявлен конкурс на лучший проект храма-памятника. Александр III желал, чтобы храм был построен по мотивам московского и ярославского зодчества конца XVI-XVII века, а памятное место осталось внутри собора.

Предпочтение было отдано работе, представленной архитектором Альфредом Александровичем Парландом в соавторстве с настоятелем Троице-Сергиевой пустыни архимандритом Игнатием (Малышевым). Проект, хотя и не отличался композиционной законченностью, соответствовал задаче прославления Александра II, именно поэтому и был принят как наиболее полно воплотивший конкретные условия, поставленные Александром III . Проект был принят «в целом», с условием дальнейшей доработки, которую производил архитектор А.А.Парланд.

В конце марта 1883 года императором был одобрен состав Комиссии по строительству собора, возглавил которую великий князь Владимир Александрович. На первом заседании Комиссии по предложению архимандрита Игнатия будущий храм решено было именовать во имя Светлого Воскресения Христова.

Торжественная закладка храма состоялась 6 октября 1883 года, в присутствии митрополита Исидора и императорской четы. Перед этим часть чугунной решетки канала, гранитные плиты и часть булыжной мостовой, обагренной кровью Александра II, были сняты, уложены в ящики и перенесены на хранение как реликвии в часовню на Конюшенной площади.

На строительство было потрачено более 4,6 миллионов рублей. Главное казначейство выделило около 3,2 миллиона, 1 миллион был внесен членами царской фамилии, народные пожертвования составили порядка 500 тыс. руб.

Собор возводился 24 года. Особенно сложно было готовить подземную часть сооружения из-за близости Екатерининского канала (в настоящее время – канал Грибоедова). Для защиты фундамента по периметру будущего здания в несколько рядов забили деревянные сваи. Для гидроизоляции пространство между рядами утрамбовали кембрийской глиной. Глиняный замок надежно защищал котлован при строительстве, а затем и подземную часть храма от подтопления. Массивное здание стоит на сплошном бутобетонном фундаменте, гарантирующем прочность и надежность сооружения.

Массивные кирпичные стены облицованы темно-красным зигерсдорфским кирпичом, привезенным из Саксонии, наружный цоколь – гранитом. Белокаменный узор выполнен из эстляндского мрамора. По периметру здания установили 20 досок из норвежского темно-красного гранита с начертанными на них основными деяниями Александра II.

Так же, как Монферран в Исаакиевском соборе, Парланд при создании храма Воскресения Христова применил все передовые для того времени достижения строительной науки и техники.

Для собора была выполнена система молниезащиты, громоотводами служили кресты центральной главы и колокольни. В здании была устроена оригинальная система воздушного отопления, разработанная в бюро инженера С.Я.Тимоховича. С самого начала освещение храма было электрическим. В дни праздничных богослужений в соборе зажигали все 1689 электроламп.

Металлоконструкции для девяти глав собора изготовили на Петербургском металлическом заводе. Для покрытия пяти куполов, венчающих центральный объем храма, А.А.Парланд предложил уникальное для храмового зодчества решение – использовать ювелирную эмаль. Эмали белого, желтого, зеленого и голубого цветов были изготовлены на фабрике А.М.Постникова – известного поставщика Двора Его Императорского Величества.

В июле 1897 года состоялось торжественное поднятие креста высотой около 4,5 м на центральную главу. Совершил молебен и освятил крест митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Палладий.

Резной мраморный иконостас собора был изготовлен по рисункам А.А.Парланда в Генуе фирмой Джузеппе Нови. Там же вырезали детали из различных сортов цветного мрамора для создания пола, представляющего собой разноцветный каменный ковер.

Царские врата для иконостаса изготовлены фирмой «Товарищество Хлебников И.П., сыновья и К°» «…из серебра на металлическом каркасе, с эмалевыми украшениями по золотому фону с эмалевыми же изображениями четырех евангелистов и Благовещения…» (из Отчета А.А.Парланда).

Основные камнерезные работы в храме выполняли мастера Петергофской и Екатеринбургской гранильных фабрик и Колыванской шлифовальной.

Создание наружного мозаичного убранства и подавляющего большинства мозаик в интерьере было поручено мастерской А.А. Фролова в 1895 году. Ее работы отличались меньшей массой мозаик, высоким качеством исполнения, прочностью и быстротой изготовления.

В 1899 году на колокольне храма были установлены колокола. Настраивал их ростовский священник Аристарх Израилев, пользовавшийся расположением императора Александра III. Он же руководил их отливкой на колокололитейном заводе П.Н.Финляндского в Москве в 1896 году. Главный колокол храма Воскресения Христова весил 1100 пудов.

В 1900 году здание стало постепенно освобождаться от лесов. На фасадах засверкали разноцветные изразцы, созданные в мастерской М. В. Харламова; там же была создана цветная глазурованная черепица для апсид, центрального шатра, а также шатров и скатов крылец.

В 1905-1907 годах по рисункам И.И.Смукровича выполнили входные двери с

медной облицовкой, инкрустированной серебряным орнаментом. Двери были оформлены иконами с изображением святых, соименных членам царской фамилии. Эту уникальную работу выполнила мастерская костромского ювелира Савельева в 1905-1907 годах.

Освятил собор 19 августа (1 сентября) 1907 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний в присутствии императорской четы, великих князей и княжон, министров Двора и высшего духовенства. В этот день в храм проходили только по специальным пропускам, подписанным министром П.Столыпиным.

Таким образом, в Петербурге, на канале Грибоедова (бывшем Екатерининском) появился храм, увековечивший память о мученической кончине императора Александра II.

Храм Спаса на Крови: Почему храм, возведённый по трагическому поводу, имеет праздничный вид

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Храм не зря посвятили Воскресению Христову. Тем самым утверждалась связь между распятием Спасителя, его дальнейшим воскрешением и мученической смертью русского царя. В народе говорили: « Государя жизнь скончали / Второй раз Христа распяли ». А согласно христианскому учению, смерть – это не конец бытия, а лишь переход в иной мир. Поэтому и возведенный на месте трагического события светлый храм вполне уместен.

Гибель императора Александра II

Александр II вписан в историю России , как царь-реформатор, осуществивший множество важнейших реформ на благо народа, одна из которых – отмена крепостного права. И за все эти деяния народ отплатил ему тем, что Александр II стал рекордсменом по количеству покушений. Террористы не раз стреляли в него, взрывали Зимний дворец и императорский поезд, но шесть раз, оказываясь на волосок от гибели, император оставался жив.
Однако, 1 марта 1881 года террористы добились своего — бомба, брошенная прямо под ноги царя, оборвала его жизнь. Подготовила покушение группа террористов-народовольцев во главе с Софьей Перовской. Утром в карету с царем, возвращавшимся из Михайловского Манежа в Зимний дворец после посещения развода войск, народоволец Рысаков бросил бомбу, но царь опять остался жив, погибли два конвойных и мальчик-разносчик. Царь вышел из экипажа и направился к раненым, в это время к нему подбежал еще один народоволец, Гриневицкий, и бросил еще одну бомбу. Александра и террориста от мощного взрыва отбросило к ограде канала.

Это был конец, через 3 часа царя не стало. На престол взошел его сын, Александр III.

Скончался от полученных ран и Гриневский. Остальные участники покушения были вскоре арестованы и повешены на Семеновском плацу.

Гибель императора потрясла всю Россию. Борис Чичерин писал:

« Страшной катастрофой завершилось одно из величайших царствований в русской истории. Монарх, который осуществил заветные мечты русских людей, который дал свободу двадцати миллионам крестьян, установил независимый и гласный суд, даровал земству самоуправление, снял цензуру с печатного слова, этот монарх, благодетель своего народа, пал от руки злодеев, преследовавших его в течение нескольких лет и, наконец, достигших своей цели. Такая трагическая судьба не может не произвести потрясающего действия на всякого, в ком не помутилась мысль, и в ком не иссякло человеческое чувство ».

« Он не хотел казаться лучше, чем был, и часто был лучше, чем казался » (В.О.Ключевский).

История возведения храма

На месте трагедии, где « пролилась священная кровь Государя », соорудили временный памятник и поставили часового.

Но Александр III повелел на этом месте построить храм, а пока готовился проект, возвести временную часовню, и 4 апреля часовня уже стояла.

Александр III хотел, чтобы будущий храм был выполнен в псевдорусском стиле церковного зодчества XVII века, и стоял непременно на этом же месте.
В 1893 году Александр III заложил первый камень в основание храма, и начались подготовительные работы.

В 1887 году был, наконец, утвержден проект, авторами которого были А. Парланд и архимандрита Игнатий из Троицко-Сергиевой пустыни, но он требовал доработки, поэтому к работе подключили и других архитекторов. В результате окончательный вариант уже мало чем напоминал первоначальный проект А. Парланда.

Строительство затянулось надолго, освятили собор лишь в 1907 году.

Всепобеждающая красота

Выполненный в псевдорусском стиле, яркий и праздничный, с нарядными куполами из четырехцветной эмали, храм прекрасно гармонирует с окружающими его строгими зданиями.

В связи с влажным климатом северной столицы при оформлении интерьера использовали не живопись, как в других церквях, а мозаику. все стены, столбы и своды храма, его иконостас покрыты мозаичными рисунками и иконами по эскизам великих мастеров, таких как В.М Васнецов, М. В. Нестеров и др. Площадь, покрытая мозаикой, — более 7000 кв. м. Даже иконы – и те выполнены из мозаики!
Кроме того, для отделки использованы тонны самоцветов и итальянского разноцветного мрамора. Все это великолепие создавали совместно русские и немецкие мастера.

Священным местом в храме является шатер из самоцветов – на четырех колоннах из яшмы воздвигнута сень из горного хрусталя с крестом на вершине. Внутри шатра находятся дошедшие до нас в неприкосновенности кусок брусчатки и часть решетки с набережной, хранящие на себе кровь убиенного царя.

«Заговоренный» храм

В советское время у этого храма, как и у многих других, судьба оказалась совсем непростой. Долгое время его использовали, как склад, а перед войной решили уничтожить, даже начали закладывать взрывчатку. Но взорвать не успели, саперов срочно призвали на фронт.
Во время блокады здесь был морг, при этом все снаряды пролетали мимо. Как выяснилось впоследствии, один из них все же попал в главный купол, но пролежал там, не разорвавшись, до 1961, пока его не обнаружили и не обезвредили.
Устоял храм и во времена Хрущева, когда в Ленинграде взорвали около ста церквей. Видимо, не зря жители города называют его «заговоренным».

В 70-м году храм решили отреставрировать и установили леса, которые простояли целых двадцать лет. Ходили слухи, что пока этот храм стоит в лесах, в стране будет советская власть. Удивительно, но сняли леса в августе 1991 года, накануне путча.

Окончательно реставрацию завершили в 1997 году, и храм открыли для посетителей, а в 2004 году его освятили еще раз.
И теперь этот удивительный храм – гордость северной столицы.

Есть в Питере и ещё одна достопримечательность — Аничков Мост.
История и тайны коней Петра Клодта впечатлит даже тех, кто хорошо знаком с северной столицей.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

История храма Спаса на крови

История храма Спаса на крови считается одной из судьбоносных для России. Поэтому архитекторы старались создать особый, исконно русский стиль, отличающийся от остальных.

Необычайно оригинальный храм Спаса на крови фото в Питере которого указывают на то, что достопримечательность представляет собой яркий образец исконно «русского стиля», сигнализирует о зарождении на территории России приблизительно в 1830 годах во времена заката классицизма, а также начала популярности эклектики. Национальное возрождение России тогда подразумевалось, как укрепление православного древнего духа, превозносившего по-настоящему чистую христианскую веру, а также полное возвращение к патриархальному укладу. Церковная постройка грани девятнадцатого — двадцатого веков сегодня является популярной туристической достопримечательностью России.

Перед тем как ознакомиться с историей храма Спаса на крови, стоит немного узнать о его внешнем облике. Силуэт храма вырастает прямо над водной гладью известного канала Грибоедова. Его светящийся золотом, многогранной мозаикой, а также красочной эмалью свод стоит на четырех опорах, которые представляют собой столбы. Поверх него находится пять глав, среди которых выделена средняя шатровая, а также луковичные по бокам. Место по центру занято 8-мигранным шатром, который представляет собой ярко выраженный высотный доминант. Именно он визуально создает впечатление своеобразной нацеленности вверх. Купол шатра по габаритам значительно уступает куполам на боковых главах и того, что на колокольне, из-за чего создается впечатление, что шатер разрезает небесное пространство. Поэтому обычно несложно узнать, где находится храм Спаси на крови, поскольку изящное строение видно издалека.

Читайте также  Фес марокко достопримечательности

История Спаса на крови

Праздничный вид строения еще ни о чем не говорит, ведь построено оно на месте одного из самых главных трагических происшествий российской истории, на месте, где был смертельно ранен Александр II во время теракта, совершенного народовольцем И.И. Гриневицким. когда он направлялся на парад войск на Марсово поле. Тогда Россию потрясло это трагическое происшествие. Великий храм на этом месте был воздвигнут по приказу Александра III, сына убитого Царя, народом он стал называться «Спас на крови». Внутри этой церкви должны были регулярно совершать службы по убиенному, она считается важным местом собрания паломников, где они молились о душе Александра II.

Благодаря традиции русского зодчества церковные сооружения строили, как память о важных исторических событиях. Представители «русского стиля» старались воссоздать национальный исконно русский стиль, который был укоренен древнерусским зодчеством, а также народным искусством, глубочайшими традициями самобытности народа. Внешний вид храма Спаса на крови в Питере буквально завораживает.

Знаменитые архитекторы Питера А.И. Томишко, И.С.Китнер, В.А. Шретер, и. С. Богомолов участвовали в первом конкурсе по созданию проекта. Проекты были поданы на рассмотрение в «византийском стиле», который не отвечал характеру требуемого «русского церковного творчества». Александр III не выбрал ни одного из них, выразив пожелание построения храма в русском вкусе и, чтобы его создание служило своеобразной метафорой приближения Петербурга к заветам, диктованным старомосковской Русью. Постройка должна была символизировать единство Царя и государства, народа и его непоколебимой веры, напоминая потомкам о династии Романовых, стать памятником самодержавию России.

По результатам второго конкурса высокое одобрение получила совместная работа архимандрита Игнатия (И. В. Малышева), настоятеля Троице- Сергиевой пустыни под Питером, и архитектора А.А. Парланда. Этот проект больше всего понравился новому императору, удовлетворив все его требования. После того, как Парланд внес корректировки, значительно изменив начальный облик церкви, проект был в 1887 году утвержден. Архимандрит Игнатий внес предложение освятить будущий храм- памятник во имя Воскресения Христова. если рассматривать фото храма Спаса на крови в Питере, можно понять, что тут четко прослеживается идея заключалась в глубоком осмыслении преодоления смерти, утверждая связь между смертью Александра II и жертвой Спасителя в искуплении. место ранения, повлекшего за собой смерть самодержца- освободителя, должно было восприниматься как «Голгофа для России». Собор Воскресения Христова торжественно заложили 6 октября 1883 года в присутствии императорской четы: Александра III и Марии Федоровны, и митрополита Исидора, который составил план церемониала. В честь этого внутрь основания будущего престола заложили закладную доску с выбитой специально для этого печатью. Император Александр III заложил лично первый камень. Обагренные кровью фрагмент решетки канала, часть булыжной мостовой и гранитные плиты предварительно сняли, упаковав внутрь ящиков, занесли для хранения в часовню на Конюшенной площади.

Имеются также интересные факты о храме Спаса на крови которые необходимо знать. Строительство храма началось раньше утверждения окончательного проекта. Его строительство заняло 24 года, а смета составила 4 606 756 рублей. Из них 3 100 000 рублей выделила казна, остальное пожертвовали императорская, государственные учреждения, частные лица.

Близость канала вносила свои коррективы в строительство, значительно усложняя его. Для этого впервые, вместо привычной всем забивки металлических свай, применили в строительной практике Питера под фундамент бетонное основание. Кирпичные стены возвели на сплошном мощнейшем фундаменте, приготовленном из путиловской цельной плиты. Кроме того, они были оформлены красно-коричневым кирпичом, привезенным из Германии, детали из белого мрамора получили особое внимание. Наружная облицовка отличалась своей высокой декоративностью, невероятной сложностью выполнения. Особую красоту придают затейливые поливные изразцы, многоцветная декоративная черепица, произведенная фабрикой Харламова. В 1894 году были сведены купола, в 1896 Петербургским Металлическим заводом были выполнены каркасы девяти глав собора из металлоконструкций. Главы были покрыты четырехцветной ювелирной эмалью, произведенной по специальной рецептуре фабрикой Постникова и не имеющую аналогов русской архитектуры. Площадь их покрытия составляет тысячу квадратных метров, что, по сути, считается беспрецедентным случаем для истории зодчества России.

Крест, высота которого составляет 4,5 метра, был водружен на центральную главу церкви Спаса на крови в Санкт-петербурге торжественно в 1897 году, после чего митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Палладий сразу же совершил отдельный молебен, освятив его. После этого строительство продолжалось еще десять лет, которые заняли преимущественно отделочные работы, укладка мозаики. Также были учтены следующие моменты:

  1. Колокольня высотой 62,5 метра стоит на месте непосредственного смертельного ранения Александра II, поэтому ей отводится особая роль. Над ее луковичной частью был установлен высокий крест, увенчанный императорской короной.
  2. Под золотым навесом, со стороны запада колокольни, находится Распятие из мрамора с образом спасителя, выложенного мозаикой, отмечающего снаружи храма место трагедии, повлекшей за собой смерь царя.
  3. Ниже карниза поверхность колокольни покрыта рисунками гербов городов, а также губерний, где скорбящие сопереживали об убийстве Царя-Освободителя всю Россию.

Войдя во внутрь храма Спаса на крови в СПБ, посетитель сразу оказывается недалеко от места ранения Александра II, то есть с той частью набережной, которая выделена шатровой сенью из яшмы, представляющей собой шатер с восемью гранями, поддерживаемый четырьмя колоннами. Большая часть его убранства состоит из натуральной алтайской и уральской яшмы, роскошного балюстрада, изысканные вазоны и цветы из камня поверх шатра выполнены из родонита с Урала. За решеткой из золоченного металла, украшенной императорской короной, видно булыжную мостовую, плиты тротуара и решетку канала – место, где замертво упал Царь-Освободитель. Возле памятного места проводят панихид люди приходя туда, молились, продолжают молятся о упокоении его души. Основные события царствования, эпизоды его судьбы высечены на досках из гранита красного цвета внутри ниш ложной аркады, которая размещена понизу стен фасадного полотна.

Оба крыльца объединены под одним шатром. Они прикомпонованы к колокольне со стороны севера и юга, а также представляют собой парадные входы. Двуглавые орлы венчают покрытые разноцветной черепицей шатры, в тимпанах крылец — композиции из мозаики, выполненные по оригинальным эскизам В.М. Васнецова «Страсти Христовы»

Созданный архитектором А. Парландом уникальный храм Спаса на крови в СПБ, объединил все лучшие качества арсенала зодчества допетровской Руси. Как следствие, необыкновенная элегантность и множество декора. Спас на крови, исключительно благодаря театральному красочному декору, выглядит как настоящий цветок. который расцвел на болотистой почве Петербурга. Облик его выделяется неукротимым изобилием ярчайших деталей, изысканной палитрой всевозможных отделочных материалов, колоритом, переливами, откликами мозаик, эмалей, изразцов, разноцветной черепицы.

Спас на Крови — Собор Воскресения Христова на Крови

Спас на Крови — православный храм в Санкт-Петербурге, полное название которого — Собор Воскресения Христова на Крови (также храм Спаса на Крови).

Спас на Крови

Своё название собор получил от места, на котором был построен. Именно здесь 1 (по новому стилю — 13) марта 1881 года было совершено покушение на императора Александра II, в результате которого он был ранен и вскоре скончался. Выражение в названии храма «на крови» является указанием именно на кровь императора.

Таким образом Спас на Крови является памятником царю-мученику. Сегодня это ещё и памятник архитектуры, а также музей, входящий в состав музейного комплекса «Государственный музей-памятник „Исаакиевский собор“».

Император Александр II

Располагается собор в центре города на набережной канала Грибоедова. Рядом находится один из самых известных парков Северной столицы — Михайловский сад, а также одна из центральных площадей города — Конюшенная, получившая своё название по Императорскому конюшенному двору Екатерины I.

Строительство собора было начато по приказу сына Александра II — императора Александра III. Первоначальный проект храма принадлежал двум архитекторам: Альфреду Парланде, Спас на Крови для которого стал самой известной работой, и настоятелю Троицко-Сергиевой пустыни архимандриту Игнатию (Малышеву), который со временем отошёл от строительства храма, в результате чего тот оказался воздвигнутым всецело по проекту Парланда.

Альфред Парланд

Располагаясь в историческом центре Санкт-Петербурга, Собор Воскресения Христова на Крови неизменно привлекает внимание туристов. Не последнюю роль в этом играет внешний облик храма. Спас на Крови строился в русском стиле и в определённой степени являлся подражанием Собору Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, более известному как Собор (храм) Василия Блаженного в Москве. Кроме того, архитектурными ориентирами собора стали храмы Москвы и Ярославля XVI—XVII веков.

Строительство храма велось на протяжении 24 лет. Так, начавшиеся в 1883 году строительные работы были завершены только в 1907. Именно в этом году 6 (по новому стилю — 19 августа) храм был освящён митрополитом Антонием (Вадковским).

С момента смерти Александра II и до начала строительства Спаса на Крови на месте покушения на императора располагалась часовня, решение о возведении которой было принято уже на следующий день после гибели царя на чрезвычайном заседании Городской думы. Часовня возводилась на средства купцов Громова и Милитина (последний из которых стал старостой, то есть ведал хозяйством церковной общины), а её архитектором выступил Леонтий Бенуа.

Часовня на месте гибели Александра II

Освящение часовни произошло довольно быстро, уже 17 (29) апреля того же 1881 года. После её появления здесь стали проводиться памятные панихиды. Часовня оставалась на месте своего первоначального воздвижения до начала строительства собора, то есть до 1883 года. После этого она была перенесена на Конюшенную площадь. На новом месте объект был на протяжении девяти лет, после чего был полностью разобран.

После того, как было принято решение о строительстве на месте покушения на императора собора, был объявлен конкурс на лучший проект, участие в котором приняли авторы 26 работ. Из числа представленных проектов было отобрано 8 лучших, среди которых первое место одержал проект А.Тимошко, предполагавший возведение собора в русско-византийском стиле. Работа называлась «Отцу Отечества». На втором месте оказался проект «1 марта 1881 года» академиков И.Китнера и А.Гуна. Проект Л.Бенуа, который являлся автором находившейся на этом же месте часовни, занял третье место. Однако, ни один из отобранных проектов не был одобрен Александром III, в результате чего было принято решение о проведении второго конкурса, на который был подан 31 проект. Однако и все новые проекты также были отклонены главой государства.

После этого было принято решение о проведении ещё одного конкурса, в результате которого победил проект архитектора Альфреда Парланда и архимандрита Игнатия (Малышева). Однако и этот проект был одобрен с условием его дальнейшей доработки. Одобрение первоначального проекта состоялось летом 1883 года, а его окончательный вариант утверждён только в мае 1887 года.

Проект храма архимандрита Игнатия

Строительство Спаса на Крови было начато в октябре 1883 года. Комиссию по строительству возглавлял Великий князь Владимир Александрович — третий сын Александра II. Растянувшееся на 24 года строительство было завершено в августе 1907 года, когда в день Преображения Господня, известный также как Второй Спас, в присутствии императора Николая II и членов императорской семьи состоялось освящение собора.

Строительство храма, деньги на которое собирались по всей стране, обошлось в 4,6 млн рублей.

В следующем 1908 году рядом с храмом была освящена Часовня-ризница Иверской иконы Божией Матери, представляющая собой отдельно стоящее здание. Хотя по первоначальному проекту, предложенному архимандритом Игнатием, предполагалось возведение двух часовен, представлявших собой угловые башенки, расположенные на ограде собора. Часовня, строительство которой было завершено в 1907 году, вместе с храмом Спас на Крови была освящена митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием. Её основным предназначением стало использование для хранения икон и других даров, которые были преподнесены в память о кончине Александра II. Помимо этого в часовне-ризнице хранились архивные материалы, касающиеся строительства храма.

Иверская часовня-ризница

Примечательно, что Собор Воскресения Христова на Крови возводился с применением новых технологий строительства. Здание было полностью электрифицировано: в нём располагалось почти 1700 электроламп.

Интересен и тот факт, что Спас на Крови не являлся приходским храмом, а находился на государственном содержании. Собор находился в ведении Министерства внутренних дел, массовые посещения храма не предусматривались, хотя его вместимость была достаточно большой: собор способен вместить до 1600 человек. При императорской власти вход в храм осуществлялся только по пропускам.

Читайте также  Акатов монастырь воронеж расписание служб

Спас на Крови внутри

В 1920 году после смены власти храм стал приходским, хотя против такого решения возражал настоятель собора протоиерей Пётр Лепорский.

С июля 1922 года до июля следующего года собор принадлежал Петроградской автокефалии, после чего стал обновленческим. С августа 1923 года он стал кафедральным собором «староцерковной» («тихоновской») Петроградской епархии, а с конца 1927 года превратился в центр иосифлянства в Ленинграде. 30 октября 1930 года храм был закрыт, а спустя год было принято решение о разборке здания. Однако сроки данной процедуры обозначены не были, в связи с чем Спас на Крови простоял до начала Великой Отечественной войны, когда перед властью возникли другие вопросы.

В военное время Спас на Крови выполнял функцию морга, здесь размещали тела погибших горожан, а после войны здесь разместился склад декораций Малого оперного театра.

Следы от снарядов

В 1968 году храм был передан под охрану Государственной инспекции по охране памятников, спустя два года было принято решение об организации здесь филиала музея «Исаакиевский собор», каковым он является и сегодня.

На протяжении 1970-90-х годов в здании проводились инженерные, общестроительные и реставрационные работы. В августе 1997 года Спас на Крови открылся для своих первых посетителей, а 23 мая 2004 года здесь была отслужена первая после нескольких десятков лет перерыва литургия. Спустя ещё почти десять лет в январе 2014 года здесь был зарегистрирован приход храма.

Сегодня увидеть Спас на Крови во всей его красе может любой желающий. Причём полюбоваться собором можно как снаружи, так и внутри. В архитектурном отношении композиционный центр здания представляет собой четверик, увенчанный пятью куполами. Помимо этого, собор имеет ещё четыре главы. В общей сложности храм представляет собой асимметричную группу, увенчанную пятью куполами, часть из которых имеет позолоченное покрытие, а часть — эмалевое. Центральной глава храма является шатёр, высота которого достигает 81 метра.

Купола собора

На стены храма с внешней стороны нанесены надписи, повествующие о достижения России во время правления императора Александра II. В оформлении сооружения использован различный отделочный материал, в числе которого кирпич, мрамор и гранит, а также эмали, позолоченная медь и мозаика.

Особенно много мозаики во внутреннем убранстве храма. Она создавалась в мастерской русского художника-мозаичиста Владимира Фролова. Работы выполнялись по эскизам более 30 художников, в числе которых были авторы с мировыми именами. Сегодня мозаичная экспозиция Спаса на Крови представляет собой одну из крупнейших коллекций во всей Европе.

Мозаика собора

Посещая Собор Воскресения Христова на Крови, следует также уделить отдельное внимание часовне-ризнице, которая сегодня является памятником истории и культуры федерального значения и используется для организации и проведения выставок.

Сооружение имеет прямоугольную форму, увенчанную большим куполом, на вершине которого находится хризма — монограмма имени Иисуса Христа (выполнена в виде греческих букв «хи», «ро», «альфы» и «омеги», вписанных в круг). В отделке здания использован кирпич, а украшениями являются изразцы и мозаичные иконы. Вокруг часовни располагается ограда, аналогичная той, что отделяет Спас на Крови от Михайловского сада.

Спас на Крови

Собо́р Воскресе́ния Христо́ва на Крови́ или Храм Спа́са-на-Крови́ в Санкт-Петербурге — православный мемориальный однопрестольный храм во имя Воскресения Христова; сооружён в память того, что на этом месте 1 марта 1881 года в результате покушения был смертельно ранен император Александр II (выражение на крови указывает на кровь царя). Храм был сооружён как памятник Царю-Мученику на средства, собранные по всей России [1] .

Расположен в историческом центре Санкт-Петербурга на берегу канала Грибоедова рядом с Михайловским садом и Конюшенной площадью, неподалёку от Марсова поля. Высота девятиглавого храма 81 м, вместимость до 1600 человек. Является музеем и памятником русской архитектуры.

Храм был возведён по указу императора Александра III в 1883—1907 годах по совместному проекту архитектора Альфреда Парланда и архимандрита Игнатия (Малышева), который впоследствии от строительства отошёл. Проект выполнен в «русском стиле», несколько напоминает московский собор Василия Блаженного. Строительство длилось 24 года. 19 августа 1907 года, в день Преображения, собор был освящён.

Содержание

История

Временная часовня

1 марта 1881 года на набережной Екатерининского канала в результате нападения террориста-народовольца И. И. Гриневицкого был смертельно ранен император Александр II.

Уже 2 марта на чрезвычайном заседании Городская дума просила наследника престола Александра Александровича (будущего императора Александра III) «разрешить городскому общественному управлению возвести… на средства города часовню или памятник». Тот ответил: «Желательно было бы иметь церковь… а не часовню». Однако всё же было решено поставить временную часовню.

Разработать проект поручили архитектору Л. Н. Бенуа. Работы велись быстро, так что 17 апреля 1881 года часовня была освящена и в ней стали проводить памятные панихиды. Думе это практически ничего не стоило: поставил её купец I гильдии Громов, строительные работы оплатил купец Милитин, он же стал старостой. Эта часовня оставалась на набережной вплоть до момента начала строительства храма — до весны 1883 года, после чего была перенесена на Конюшенную площадь, где простояла ещё 9 лет и была окончательно разобрана.

Архитектурный конкурс

Сразу после убийства была создана комиссия по увековечиванию памяти Александра II, а также объявлен конкурс на лучший проект храма. В установленный срок к полудню 31 декабря 1881 были представлены 26 анонимных проектов. Конкурс привлёк многих знаменитых архитекторов того времени, среди них были: И. С. Китнер, И. С. Богомолова, В. И. Шретер, А. Л. Гун, Л. Н. Бенуа и другие. Архитекторы располагали обширным участком по обе стороны канала, включая часть Михайловского сада, пожертвованную великой княгиней Екатериной Михайловной. Комиссия отобрала 8 лучших проектов, а победителем признала работу в русско-византийском стиле под названием «Отцу Отечества» работы А. И. Томишко. Второй премией был удостоен проект «1 марта 1881 года» академиков И. С. Китнера и А. Л. Гуна, третьей — замысел архитектора Л. Н. Бенуа. 23 марта 1882 года в Гатчине проекты были продемонстрированы императору Александру III, но ни один из них не получил одобрения. Императором было принято решение, чтобы возводимый храм вобрал в себя черты русской архитектуры, какими обладают церкви XVII веков, особенно в Ярославле. Кроме того, следовало оформить место гибели императора в храме в виде отдельного придела.

Вскоре последовал второй конкурс. Уже 28 апреля 1882 члены комиссии приступили к отбору из 31 лучшего проекта. В этот раз в списке номинантов появились новые громкие имена: Р. А. Гедике, А. Н. Бенуа, А. М. Павлинов, Р. П. Кузьмин, А. Л. Обер, Н. В. Султанов, А. И. Резанов и другие. Все представленные проекты также были отклонены Александром III.Дмитрий Суворов также принимал участие. После разработки новых проектов был выбран проект архитектора Альфреда Парланда и настоятеля Троице-Сергиевой пустыни архимандрита Игнатия (Малышева). Этот проект был одобрен императором 29 июля 1883 года с условием его последующей доработки, окончательно проект был утвержден только 1 мая 1887 года.

Строительство храма

Торжественная закладка храма состоялась в октябре 1883 года.

Мозаичные работы на десять лет задержали освящение, которое митрополит Антоний (Вадковский) свершил 6 (19) августа 1907 года в присутствии императора Николая II и иных членов императорского Дома [2] . Всё строительство обошлось в 4,6 млн рублей.

27 апреля 1908 года митрополит Антоний освятил стоявшую рядом с храмом Иверскую часовню-ризницу, где были собраны иконы, поднесённые в память о кончине Александра II.

При строительстве храма были применены новые технологии строительства, здание храма было полностью электрифицировано. Храм освещали 1689 электроламп. В начале XX века территория вокруг Спаса-на-Крови была реконструирована.

История прихода храма

Собор Воскресения Христова был единственным, наряду с Исаакиевским собором, храмом Санкт-Петербурга, находившимся на государственном содержании [3] . Собор не был приходским; он находился в ведении Министерства внутренних дел и не был рассчитан на массовые посещения; вход осуществлялся по пропускам. В нём совершались отдельные службы, посвящённые памяти Александра II и ежедневно произносились проповеди [4] .

6 сентября 1907 года резолюцией митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) (№ 8039) настоятелем собора был назначен профессор П. И. Лепорский, который был вскоре рукоположен во пресвитера (протоиерей с 14 октября 1907 года [5] ).

С 1909 года клириком, а затем (с 9 августа 1923 года) настоятелем, храма был протоиерей профессор Василий Верюжский, ставший в конце 1927 года одним из активных сторонников иосифлянского движения в Ленинграде.

В 1917 году прекратилось поступление казённых денежных средств на содержание храма, в связи с чем Петр Лепорский обратился к жителям Петрограда со следующими словами: «Храм Воскресения на крови лишился средств, необходимых для обеспечения в нём богослужений. Причт храма, сооруженного на общие народные средства, решил обратиться к хозяину храма — народу с приглашением объединиться вокруг храма и по мере сил своих и усердия разделить заботу о поддержании в нём благолепного богослужения. Желающие записаться в число прихожан храма благоволят обращаться к отцу настоятелю протоиерею П. Лепорскому (Невский, 163) или в храме на свечную выручку, и там получат необходимые бланки для заявлений» [5] .

В конце 1919 года от отдела юстиции Петросовета поступает распоряжение о формировании при храме Воскресения Христова «двадцатки», то есть прихода. В ответ 2 декабря 1919 года протоиерей П. И. Лепорский пишет заявление, в котором возражает против такого решения городских властей, «так как храм никогда не был приходским», и, кроме того, «состоит в ведении Наркомата имуществ». Однако 13 декабря 1919 года Коллегия по регистрации и охране памятников искусства и старины и отдела имуществ дала разрешение передачи храма «двадцатке», что и было совершено 11 января 1920 года в 12:00 [5] .

С июля 1922 года до 5 июля 1923 года принадлежал «Петроградской автокефалии» под управлением епископа Петергофского Николая (Ярушевича), после чего до 9 августа того же года был обновленческим [6] .

С августа 1923 года, после перехода Казанского и Исаакиевского соборов в ведение обновленцев, храм стал кафедральным собором «староцерковной» («тихоновской») Петроградской епархии.

С конца 1927 года и до закрытия храм был центром иосифлянства в Ленинграде — правого оппозиционного течения в Русской Церкви, отвергавшего «Декларацию» Патриашего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского).

30 октября 1930 года президиум ВЦИКа постановил закрыть храм.

История после закрытия прихода

В ноябре 1931 года Областная комиссия по вопросам культов вынесла решение о целесообразности разборки Спаса-на-Крови, но решение данного вопроса было перенесено на неопределенный срок. В 1938 году вопрос был поставлен снова и был положительно решён, но с началом Великой Отечественной войны перед руководством города встали совсем другие задачи. В годы блокады в соборе размещали морг, сюда свозили погибших ленинградцев. После войны храм арендовал Малый оперный театр и устроил в нём склад декораций.

В 1968 году собор был взят под охрану Государственной инспекцией по охране памятников при Главном архитектурно-планировочном управлении, а 20 июля 1970 года было принято решение об организации филиала музея «Исаакиевский собор» в здании бывшего храма Спаса-на-Крови. Передача храма-памятника на баланс музея состоялась 12 апреля 1971 года. Большую роль в этом событии сыграл директор музея «Исаакиевский собор» Георгий Бутиков. К этому времени собор находился в аварийном состоянии и требовал срочной реставрации.

В 1970-х были выполнены инженерные и общестроительные работы, проведена большая работа по подготовке к реставрации внутреннего убранства. Непосредственно реставрация самого храма началась в начале 80-х годов, первый этап которой закончился в 1997 году.

19 августа 1997 года, ровно через 90 лет после освящения, музей-памятник «Спас-на-Крови» открылся для посетителей.

Архитектура и внутреннее убранство

Купола

В основе композиции храма компактный четверик, который увенчан пятиглавием, причём место центральной главы занимает шатёр высотой 81 метр. Всего Спас-на-Крови венчают 9 глав, создающих асимметричную живописную группу, причём часть глав имеют позолоченное покрытие, а часть — эмалевое.

В основании восьмигранного шатра на его стене имеются восемь продолговатых окон с наличниками в форме кокошников. Вверху шатёр сужается, в нём прорезаны восемь выступов с окошками. Шатёр завершает фонарь, увенчанный луковичной главкой с крестом. Главка покрыта белой, жёлтой и зелёной эмалью в виде обвивающих её цветных полосок. Вокруг шатра расположены четыре луковичных купола, образуя при этом симметричную форму композиции. Все четыре купола покрыты цветной эмалью, но при этом разными рисунками. Эти купола располагаются на невысоких барабанах, имеющих размер, меньший, чем у самих куполов. В западной части собора находится колокольня завершённая куполом, что делает её похожей на колокольню Ивана Великого в Московском Кремле. У звонницы имеется восемь арочных проёмов, разделённых колоннами. Остальные три купола, меньшие по размерам, располагаются на пристройках в восточной части храма.

Читайте также  Рассказ про красную площадь

Внешний вид собора

Архитектура храма представляет собой образец позднего этапа эволюции «русского стиля». Здание представляет собой собирательный образ русского православного храма, ориентированного на образцы Москвы и Ярославля XVI—XVII веков. Большое влияние на внешний облик храма оказала архитектура московского собора Василия Блаженного.

В декоре здания использован разнообразный отделочный материал — кирпич, мрамор, гранит, эмали, позолоченная медь и мозаика.

Спас-на-Крови

Он заступил на российский престол в 1855 г., в период Крымской войны, которую называли предтечей и даже «репетицией» Первой мировой. Вместе с братьями он получил от уходившего из жизни отца наставление: «Служите России. Мне хотелось принять на себя все трудное, все тяжкое, оставив царство мирное, устроенное, счастливое. Провиденье судило иначе. Теперь иду молиться за Россию и за вас. После России я вас любил более всего на свете».

Памятник Императору Александру II Освободителю работы А. Рукавишникова установлен в 2005 г.на гранитной площадке со стороны алтарной части возрожденного храма Христа Спасителя в Москве. Ведь при этом Государе храм был построен в XIX веке. На черном постаменте золотыми буквами начертана благодарная надпись: «Император Александр II. Отменил в 1861 году крепостное право и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства. Провел военную и судебную реформы. Ввел систему местного самоуправления, городские думы и земские управы. Завершил многолетнюю Кавказскую войну. Освободил славянские народы от османского ига. Погиб 1 (13) марта 1881 года в результате террористического акта».

Добавим также: при Александре II получили независимость и начали суверенное существование Болгария, Румыния, Сербия.

После победы под Плевной он стал почитаться как Царь-Освободитель Балканских народов. В храмах Болгарии более ста лет он неукоснительно поминается в молитвах и именуется Освободителем.

Отметим, что не только Крымская кампания 1853—1856 гг. стала своеобразным историческим эпиграфом к событиям, воспоследовавшим через полвека, с началом войны в 1914 г., но и мученическая кончина Государя Александра II стала предтечей, страшной духовно-исторической рифмой кончины его внука Николая II Александровича, со всей Царственной семьей, трагического пресечения 300-летнего царствования Дома Романовых. Безумство антисановного террора, развернувшегося в России с середины XIX в., преступная страсть цареубийства, уже несли в себе явственные признаки бесовского помрачения, на что со всей внятностью и болью указал Ф. Достоевский романом «Бесы» (1871—1872), написанным после первых покушений на жизнь Государя и за десять лет до кошмарного последнего, удавшегося покушения, седьмого по счету.

Кстати, отмена крепостного права считалась современниками свидетельством прогрессивно-либеральных взглядов Государя, впитанных им, как считали, под влиянием его наставника с детства, поэта В. Жуковского. Между прочим, автора текста «Боже, Царя Храни!», просуществовавшего как официальный гимн Российской Империи с 1833 по 1917-й (музыка А. Львова).

И это ведь будущий воспитатель цесаревича Александра Николаевича литератор Жуковский на рождение сего наследника в Москве 17 апреля 1818 г. написал проникновенные и во многом провидческие строки («Государыне Великой княгине Александре Федоровне на рождение в. кн. Александра Николаевича. Послание»):

…Но уж Судьба свой суд об нем сказала;
Уже в ее святилище стоит
Ему испить назначенная чаша.
Что скрыто в ней, того надежда наша
Во тьме земной для нас не разрешит.
….

Пускай тебе вослед он перейдет
С душой, на все прекрасное готовой;
Наставленный: достойным счастья быть,
Великое с величием сносить,
Не трепетать, встречая рок суровый,
И быть в делах времен своих красой.
Лета пройдут, подвижник молодой,
Откинувши младенчества забавы,
Он полетит в путь опыта и славы.
Да встретит он обильный честью век!
Да славного участник славный будет!
Да на чреде высокой не забудет
Святейшего из званий: человек.
Жить для веков в величии народном,
Для блага всех — свое позабывать,
Лишь в голосе Отечества свободном
С смирением дела свои читать:
Вот правила царей великих внуку.

Отношение народа к Помазаннику Божию было чрезвычайно пиететным. Трогает и удивляет нас сегодня и тот факт, что Александра II почти никогда не сопровождала охрана, за исключением нескольких офицеров, что полагалось по этикету.

Кратко вспомним факты той воистину «диаволовой охоты». Начиная с первого покушения Д. Каракозова в Летнем саду 4 апреля 1866 г. (обратим внимание на одну из версий неудачи покушения: ствол стрелявшего террориста оттолкнул оказавшийся рядом крестьянин), затем в Париже на Всемирной выставке в июне следующего года — успевшего выстрелить дважды поляка А. Березовского. 4 апреля (вот ведь день!) 1879 г. в Царя пять раз выстрелил «учитель А. Соловьев», социалист-революционер, выпускник Санкт-Петербургского университета.

Дальше в дело вступили не одиночки, а организация «народовольцев»: 18 ноября 1879 г. под Одессой А. Желябов безрезультатно соединил провода взрывного устройства, заложенного в железнодорожную насыпь, а вскоре под Москвой группа С. Перовской по ошибке взорвала не царский состав, следовавший из Ливадии, а поезд сопровождения. В тот раз Александр II, как рассказывают, произнес:

«Что они имеют против меня, эти несчастные? Почему они преследуют меня, словно дикого зверя? Ведь я всегда стремился делать все, что в моих силах, для блага народа!»

Но адский маховик набирал обороты. 5/18 февраля 1880 г. прогремел страшный взрыв в Зимнем дворце. Это была бомба, заложенная народовольцем С. Халтуриным, из группы той же одержимой Софьи Перовской. Никто из членов Императорской семьи не пострадал, однако было 8 убитых и десятки раненых солдат охранения дворца, служащих Финляндского полка, героев Крымской войны. Представителей того самого народа, о чьей судьбе столь нетерпимо пеклись вожди «Народной воли». Это именно Перовская, страстно вожделевшая государевой крови, махнула платком 1 марта 1881 г. на набережной Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова) близ Михайловского сада, после чего Н. Рысаков швырнул первую бомбу того дня. Государь не пострадал от взрыва, а вышел из кареты и приблизится к бомбисту, коего схватила охрана. Почти сразу И. Гриневицкий бросил Государю в ноги вторую бомбу, которая разбросала не менее двух десятков убитых и раненых, куски изорванной одежды и оружия, части человеческих тел, осколки газового фонаря. Истекая кровью, лившейся из раздробленных ног, Александр Николаевич прошептал: «Отвезите меня во дворец… Там я хочу умереть…».

Смертельно ранивший взрывом и себя, Гриневицкий умер в тюремном госпитале почти сразу. Перовская была арестована. Ее, наряду с Желябовым, Кибальчичем, Михайловым, Рысаковым, суд обвинил в принадлежности к тайному сообществу, имевшему целью насильственное ниспровержение государственного и общественного строя и участии в цареубийстве; вся группа была повешена на Семеновском плацу 3 апреля 1881 г. На груди у каждого была прикреплена доска с надписью «Цареубийца». Только два человека в Империи — Лев Толстой и Владимир Соловьев — просили Александра III пощадить и простить убийц отца «во имя евангельских заветов».

Государь Александр II был погребен в Санкт-Петербурге, в Петропавловском соборе.

Это была воистину национальная трагедия. И хотя до «черного года России», 1917-го, оставалось еще три с половиной десятилетия, кровавая рука терроризма уже цепко держали наизготове орудия смерти, а в русских головах вселенским сквозняком гуляли искусительные идеи коммунизма.

Но в целом это был все еще православный народ, в скорби своей воздвигший на месте смертельного ранения Императора Александра II храм-молитву, храм-покаяние, храм-поминовение — собор Воскресения Христова, с тех самых пор и по сей день именуемый храмом Спаса-на-Крови.

Храм сооружали как памятник Царю-мученику — на средства, собранные по всей России, всем миром. Так после крушения поезда и чудесного спасения Царской семьи в год 900-летия Крещения Руси всем миром строили храм Христа Спасителя в харьковских Борках.

Храм Спаса-на-Крови возводился по указу Императора Александра III, в «русском стиле», с подражанием московскому собору Василия Блаженного (Покрова на Рву). Разноцветные, словно игрушки или восточные тюрбаны, главки Спаса-на-Крови как будто аукаются с куполами московского собора Василия Блаженного.

Дважды проводился конкурс, но оба раза Государь проекты отклонял. В итоге архитекторами храма Спаса-на-Крови стали Альфред Парланд и настоятель Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Игнатий (в миру И.В. Малышев, выпускник Академии художеств), которому после трагической смерти Императора во сне явилась Богородица и показала основы будущего храма.

Собор Воскресения Христова был освящен лишь 19 (31) августа 1907 г., уже при новом Императоре. На грандиозной церемонии освящения, которая сопровождалась военным парадом, присутствовал Николай II и члены его семьи. И этот факт тоже можно расценивать как указующий.

Шатер храма был возведен высотой 81 м, было сделано 7 065 кв. м мозаики, по эскизам более 30-ти мастеров, таких как А. Рябушкин, В. Беляев, Н. Харламов, Н. Шаховской, А. Новоскольцев и др. Нестеров создал эскизы для Нерукотворного Спаса на западном и Воскресения на северном, Н. Кошелев — для Христа во славе на южном, Парланд — для Благословляющего Спаса на восточном фасаде, В. Васнецов — для мозаик над входами. Мозаичная экспозиция Спаса-на-Крови является одной из крупнейших в Европе.

Работы над мозаиками задержали электрификацию храма (1689-ю электролампами!) на 10 лет.

В безбожное время храм был закрыт (с 1930 г.), и в 1931 и 1938 гг. комиссией по вопросам культов принималось решение о целесообразности его разборки. К счастью, не осуществленной.

В годы блокады в соборе размещался морг, куда свозили тела погибших ленинградцев. После Великой Отечественной войны Малый оперный театр хранил в храме декорации.

Лишь с 1968 г. собор стал охраняться как памятник архитектуры, тут открылся филиал музея «Исаакиевский собор». В 1970-х начались продолжительные инженерные и общестроительные работы, подготовка к реставрации внутреннего убранства.

Известна городская легенда; говорили, что пока стоят леса на храме, будет держаться и советская власть. Примечательно, что леса были сняты в августе 1991 г.

19 августа 1997 г., ровно через 90 лет после освящения, музей-памятник «Спас на крови» открылся для посетителей.

Всего Спас-на-Крови венчают 9 глав, создающих асимметричную живописную группу, часть глав имеет позолоченное покрытие, а часть — эмалевое. Стены собора облицованы зигерсдорфским кирпичом десяти тонов. Колонки, карнизики, тяги и наличники — из эстляндского мрамора. На двадцати темно-красных досках, укрепленных на цоколе, были высечены главные события и указы царствования Александра II.

Генуэзская мастерская Нови изготовила из разноцветного мрамора по рисунку Парланда невысокий иконостас, увенчанный тремя крестами из горного хрусталя. Четыре иконы в нем написал Нестеров, местные образа — В. Васнецов.

Сегодня мы увидим в храме восстановленную сень, которую поддерживают колонны из серо-фиолетовой яшмы. Изначально она была увенчана крестом из топаза и окружена ажурной кованой решеткой, разноцветными неугасимыми лампадами. В день трагедии здесь ежегодно служили панихиду, и ежедневно — литию. Сень стояла над местом, где произошло цареубийство. Таким образом, место было включено во внутренний объем храма. И теперь сохранились фрагменты решетки набережной, плит тротуара и булыжники мостовой, на которые упал истекавший кровью император.

Сегодняшнему человеку не до конца бывает внятен смысл свершившегося здесь, на Екатерининском канале, рокового события, предвосхитившего страшную эпоху русского братоубийственного ХХ века. В начале кошмарного столетия стоят события, так сказать, настойчивого цареубийства, что иными словами можно назвать народным самоотвержением. Не самоотверженностью, а именно самоотвержением, то есть отвержением себя как православного народа.

Современный поэт (Е. Игнатова, «Спас-на-Крови», 1976) пристально подмечает символику «двойной крови» и не находит рационального объяснения трагической посмертной красоте:

Теперь скажу: тяжеловесный Спас
поставлен на крови царя и террориста —
сюжет трагический. Но отчего ребристый,
лазоревый, глазурный, в завитках,
собор сверкает весело для глаз?

О, Александр больной, о, нищий Гриневицкий!

Однако нам, сегодняшним, необходимость понимания содеянного и покаяния в цареубийствах — крайне насущна, именно в смысле продолжения русской христианской жизни. Какое время на дворе? Год 400-летия Дома Романовых.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: