Защита брестской крепости

Нет больше победы, чем победа над собой! Главное - не пасть на колени перед врагом. Д. М. Карбышев Оборона Брестской крепости – это Знак Третьему рейху, немцам, о их дальнейшей судьбе, она

Защита брестской крепости

О подвиге защитников Брестской крепости

Оборона Брестской крепости – это Знак Третьему рейху о его дальнейшей судьбе, она показала, что в самом начале Великой Отечественной войны немцы уже проиграли. Совершили стратегическую ошибку, подписавшую приговор всему проекту Третьего рейха.

Надо было слушать своего великого предка, Отто фон Бисмарка, который говорил: «Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских. Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. Это нерушимое государство русской нации…».

Ко Второй мировой войне крепости уже не были серьёзным препятствием для современной армии, имеющей на вооружении мощные артиллерийские системы, авиацию, удушающие газы, огнемёты. Кстати, одним из проектировщиков улучшения крепостных сооружений Брестской крепости в 1913 году был штабс-капитан Дмитрий Карбышев, несгибаемый Герой Великой Войны, которого 18 февраля 1945 года гитлеровцы превратили в ледяную глыбу. Удивительны судьбы людей – Карбышев в немецком концлагере встретился с другим героем, майором Петром Гавриловым, который с 22 июня до 23 июля возглавлял оборону защитников крепости и тяжело раненым также попал в плен. По описанию лечившего его врача Вороновича, его захватили тяжело раненым. Он был в полной командирской форме, но превратившейся в лохмотья. Весь покрытый копотью, пылью, истощённый до крайности (скелет, обтянутый кожей), он даже не мог делать глотательные движения, врачи, чтобы его спасти, кормили искусственной смесью. Немецкие солдаты, взявшие его в плен, рассказали, что этот еле живой человек, когда его застали в одном из казематов, в одиночку принял бой, стрелял из пистолета, кидал гранаты, убил и ранил нескольких человек, прежде, чем его тяжело ранили. Гаврилов выжил в концлагерях гитлеровцев, был освобожден в мае 1945 года, восстановлен в армии в прежнем звании. После того, как в стране стали узнавать о подвиге защитников Брестской крепости, Гаврилову Пётру Михайловичу в 1957 году было присвоено звание Героя Советского Союза.

Гаврилов, Пётр Михайлович.

В крепости располагалось примерно 7-8 тыс. бойцов из разных частей: 8 стрелковых батальонов, разведывательный и артиллерийский полки, два артиллерийских дивизиона (противотанковой и противовоздушной обороны), подразделения 17-го Краснознаменного Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, часть 132-го батальона конвойных войск НКВД и некоторые другие части.

Их атаковала 45-я немецкая пехотная дивизия (численностью около 17 тыс. человек) с помощью подразделений соседних 31-й и 34-й пехотных дивизий, она была должна к 12 часам 22-го июня овладеть крепостью. В 3.15 утра вермахт открыл артиллерийский огонь, в результате артудара гарнизон понёс большие потери, были уничтожены склады, водопровод, прервана связь. В 3.45 начался штурм, скоординированного сопротивления гарнизон оказать не смог и был сразу расчленён на несколько частей. Сильное сопротивление оказали на Волынском и на Кобринском укреплениях. Наши организовали несколько контратак. К вечеру 24-го вермахт подавил сопротивление на Волынском и Тереспольском укреплениях, осталось два крупных очага сопротивления — в Кобринском укреплении и Цитадели. В Кобринском укреплении оборону держали на Восточном форте до 400 человек во главе с майором Гавриловым, они отбивали в день до 7-8 атак вермахта. 26-го июня погиб последний защитник Цитадели, 30 июня после общего штурма — пал Восточный форт. Майор Гаврилов с последними 12 бойцами, имея 4 пулемета, скрылись в казематах.

Последние защитники

После этого сопротивлялись отдельные бойцы и небольшие очаги сопротивления. Мы не знаем точно, сколько они держались: так, в казарме 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР нашли надпись, датированную 20 июля: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина». 23-го июля в бою был захвачен майор Гаврилов. Одной из главных проблем защитников крепости было отсутствие воды, если на первых порах боеприпасы и консервы были, то доступ к реке немцы перекрыли почти сразу.

Сопротивление продолжалось и после пленения Гаврилова, немцы боялись подходить к подземельям крепости, оттуда по ночам появлялись тени, звучали автоматные очереди, рвались гранаты. По словам местных жителей, стрельба была слышна вплоть до августа, а по немецким источникам, последних защитников убили только в сентябре, когда уже пал Киев, Смоленск, вермахт готовился к штурму Москвы.

Надпись, сделанная неизвестным защитником Брестской крепости 20 июля 1941 года.

Писатель и исследователь Сергей Смирнов провёл огромную работу, во многом благодаря ему Союз и узнал о подвиге защитников крепости, о том, кто же стал последним защитником. Смирнов нашел поразительное известие – рассказ еврейского музыканта Ставского (его расстреляют гитлеровцы). О нём рассказал старшина Дурасов, который был ранен в Бресте, взят в плен и оставлен работать при госпитале. В апреле 1942 года скрипач опоздал примерно на 2 часа, когда пришёл, рассказал поразительную новость. По дороге в госпиталь его остановили немцы и увезли в крепость, там среди развалин была пробита дыра, которая уходила под землю. Вокруг стояла группа немецких солдат. Ставскому приказали спуститься вниз и предложить русскому бойцу сдаться. В ответ ему обещают жизнь, скрипач спустился, к нему вышел истощённый человек. Он сказал, что у него давно кончилась пища и патроны и он выйдет, чтобы своими глазами увидеть бессилие немцев в России. Немецкий офицер потом сказал солдатам: «Этот человек — настоящий герой. Учитесь у него, как нужно защищать свою землю…». Это был апрель 1942 года, дальнейшая судьба и имя героя остались неизвестными, как и многих сотен, тысяч безвестных героев, о которых сломалась немецкая военная машина.

Подвиг защитников Брестской крепости показывает, что русских можно убить, хоть и очень сложно, но победить, сломать их нельзя…

Оборона Брестской крепости

ЛЕГЕНДА СТАНОВИТСЯ БЫЛЬЮ

В феврале 1942 года на одном из участков фронта в районе Орла наши войска разгромили 45-ю пехотную дивизию противника. При этом был захвачен архив штаба дивизии. Разбирая документы, захваченные в немецком архиве, наши офицеры обратили внимание на одну весьма любопытную бумагу. Этот документ назывался «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска», и в нем день за днем гитлеровцы рассказывали о ходе боев за Брестскую крепость.

Вопреки воле немецких штабистов, которые, естественно, старались всячески превознести действия своих войск, все факты, приводимые в этом документе, говорили об исключительном мужестве, о поразительном героизме, о необычайной стойкости и упорстве защитников Брестской крепости. Как вынужденное невольное признание врага звучали последние заключительные слова этого донесения.

«Ошеломляющее наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови, — писали штабные офицеры противника. — Эта простая истина еще раз доказана при взятии Брестской крепости. Русские в Брест-Литовске дрались исключительно настойчиво и упорно, они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению».

Таково было признание врага.

Это «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска» было переведено на русский язык, и выдержки из него опубликованы в 1942 году в газете «Красная звезда». Так, фактически из уст нашего врага, советские люди впервые узнали некоторые подробности замечательного подвига героев Брестской крепости. Легенда стала былью.

Прошло еще два года. Летом 1944 года, во время мощного наступления наших войск в Белоруссии, Брест был освобожден. 28 июля 1944 года советские воины впервые после трех лет фашистской оккупации вошли в Брестскую крепость.

Почти вся крепость лежала в развалинах. По одному виду этих страшных руин можно было судить о силе и жестокости происходивших здесь боев. Эти груды развалин были полны сурового величия, словно в них до сих пор жил несломленный дух павших борцов 1941 года. Угрюмые камни, местами уже поросшие травой и кустарником, избитые и выщербленные пулями и осколками, казалось, впитали в себя огонь и кровь былого сражения, и людям, бродившим среди развалин крепости, невольно приходила на ум мысль о том, как много видели эти камни и как много сумели бы рассказать, если бы произошло чудо и они смогли заговорить.

И чудо произошло! Камни вдруг заговорили! На уцелевших стенах крепостных строений, в проемах окон и дверей, на сводах подвалов, на устоях моста стали находить надписи, оставленные защитниками крепости. В этих надписях, то безымянных, то подписанных, то набросанных второпях карандашом, то просто нацарапанных на штукатурке штыком или пулей, бойцы заявляли о своей решимости сражаться насмерть, посылали прощальный привет Родине и товарищам, говорили о преданности народу и партии. В крепостных руинах словно зазвучали живые голоса безвестных героев 1941 года, и солдаты 1944 года с волнением и сердечной болью прислушивались к этим голосам, в которых были и гордое сознание исполненного долга, и горечь расставания с жизнью, и спокойное мужество перед лицом смерти, и завет о мщении.

«Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюбов, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941. Умрем, но не уйдем!» — было написано на кирпичах наружной стены близ Тереспольских ворот.

В западной части казарм в одном из помещений была найдена такая надпись: «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрем как герои. Июль. 1941».

В центре крепостного двора стоит полуразрушенное здание церковного типа. Здесь действительно была когда-то церковь, а впоследствии, перед войной, ее переоборудовали в клуб одного из полков, размещенных в крепости. В этом клубе, на площадке, где находилась будка киномеханика, на штукатурке была выцарапана надпись: «Нас было трое москвичей — Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву: умрем, но не уйдем отсюда. Июль. 1941».

Эту надпись вместе со штукатуркой сняли со стены и перенесли в Центральный музей Советской Армии в Москве, где она сейчас хранится. Ниже, на той же стене, находилась другая надпись, которая, к сожалению, не сохранилась, и мы знаем ее только по рассказам солдат, служивших в крепости в первые годы после войны и много раз читавших ее. Эта надпись была как бы продолжением первой: «Я остался один, Степанчиков и Жунтяев погибли. Немцы в самой церкви. Осталась последняя граната, но живым не дамся. Товарищи, отомстите за нас!» Слова эти были выцарапаны, видимо, последним из трех москвичей — Ивановым.

Заговорили не только камни. В Бресте и его окрестностях, как оказалось, жили жены и дети командиров, погибших в боях за крепость в 1941 году. В дни боев эти женщины и дети, застигнутые в крепости войной, находились в подвалах казарм, разделяя все тяготы обороны со своими мужьями и отцами. Сейчас они делились воспоминаниями, рассказывали много интересных подробностей памятной обороны.

И тогда выяснилось удивительное и странное противоречие. Немецкий документ, о котором я говорил, утверждал, что крепость сопротивлялась девять дней и пала к 1 июля 1941 года. Между тем многие женщины вспоминали, что они были захвачены в плен только 10, а то и 15 июля, и когда гитлеровцы выводили их за пределы крепости, то на отдельных участках обороны еще продолжались бои, шла интенсивная перестрелка. Жители Бреста говорили, что до конца июля или даже до первых чисел августа из крепости слышалась стрельба, и гитлеровцы привозили оттуда в город, где был размещен их армейский госпиталь, своих раненых офицеров и солдат.

Таким образом, становилось ясно, что немецкое донесение о занятии Брест-Литовска содержало заведомую ложь и что штаб 45-й дивизии противника заранее поспешил сообщить своему высшему командованию о падении крепости. На самом же деле бои продолжались еще долго. В 1950 году научный сотрудник московского музея, исследуя помещения западных казарм, нашел еще одну надпись, выцарапанную на стене. Надпись эта была такой: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!» Подписи под этими словами не оказалось, но зато внизу стояла совершенно ясно различимая дата — «20 июля 1941 года». Так удалось найти прямое доказательство того, что крепость продолжала сопротивление еще на 29-й день войны, хотя очевидцы стояли на своем и уверяли, что бои шли больше месяца. После войны в крепости производили частичную разборку развалин и при этом под камнями нередко находили останки героев, обнаруживали их личные документы, оружие.

Читайте также  Таиланд паттайя достопримечательности

Смирнов С.С. Брестская крепость. М., 1964

БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ

Построенная почти за столетие до начала Великой Отечественной войны (возведение основных укреплений было завершено к 1842 г.), крепость давно утратила в глазах военных стратегическое значение, поскольку не считалась способной выдержать натиск современной артиллерии. Как следствие, объекты комплекса служили, в первую очередь, для размещения личного состава, который в случае войны должен был держать оборону за пределами крепости. При этом план по созданию укрепленного района, учитывавший новейшие достижения в области фортификации, по состоянию на 22 июня 1941 г. не был полностью реализован.

На момент начала Великой Отечественной войны гарнизон крепости состоял в основном из подразделений 6-й и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса РККА. Но он существенно сократился ввиду участия многих военнослужащих в плановых учебных мероприятиях.

Операция немцев по захвату крепости была начата мощной артиллерийской подготовкой, разрушившей значительную часть строений, уничтожившей большое число бойцов гарнизона и поначалу заметно деморализовавшей уцелевших. Противник быстро закрепился на Южном и Западном островах, а штурмовые отряды появились на Центральном острове, однако не сумели занять казармы в Цитадели. В районе Тереспольских ворот немцы встретили отчаянную контратаку советских бойцов под общим командованием полкового комиссара Е.М. Фомина. Авангардные подразделения 45-й дивизии вермахта понесли при этом серьезные потери.

Выигранное время позволило советской стороне организовать упорядоченную оборону казарм. Гитлеровцы вынуждены были оставаться на занятых позициях в здании армейского клуба, откуда некоторое время не могли выбраться. Огнем были остановлены и попытки прорыва подкрепления противника по мосту через Мухавец в районе Холмских ворот на Центральном острове.

Помимо центральной части крепости постепенно росло сопротивление в других частях комплекса зданий (в частности, под командованием майора П.М. Гаврилова на северном Кобринском укреплении), причем бойцам гарнизона благоприятствовала плотная застройка. Из-за нее враг не мог вести прицельный артиллерийский огонь с близкого расстояния, не подвергаясь опасности самому быть уничтоженным. Располагая только стрелковым оружием и незначительным числом артиллерийских орудий и бронетехники, защитники крепости пресекли продвижение противника, а в дальнейшем, когда немцы осуществили тактическое отступление, заняли оставленные противником позиции.

Вместе с тем, несмотря на провал быстрого штурма, за 22 июня силам вермахта удалось взять всю крепость в кольцо блокады. До ее установления покинуть крепость и занять предписанные оборонительными планами рубежи сумело, по некоторым оценкам, до половины списочного состава размещенных в комплексе частей. С учетом потерь за первый день обороны, в итоге крепость защищали порядка 3,5 тыс. чел., блокированных в разных ее частях. Как следствие, каждый из крупных очагов сопротивления мог рассчитывать только на материальные ресурсы в непосредственной близости от себя. Командование объединенными силами защитников было возложено на капитана И.Н. Зубачева, заместителем которого стал полковой комиссар Фомин.

В последующие дни обороны крепости противник упорно стремился занять Центральный остров, но встречал организованный отпор гарнизона Цитадели. Только 24 июня немцам удалось окончательно занять Тереспольское и Волынское укрепления на Западном и Южном островах. Артиллерийские обстрелы Цитадели чередовались с налетами авиации, в ходе одного из которых винтовочным огнем был сбит немецкий истребитель. Защитниками крепости также были подбиты не менее четырех вражеских танков. Известно о гибели еще нескольких немецких танков на импровизированных минных заграждениях, установленных красноармейцами.

Против гарнизона противником применялись зажигательные боеприпасы и слезоточивый газ (в распоряжении осаждающих имелся полк тяжелых химических минометов).

Не менее опасной для советских солдат и гражданских лиц, находившихся с ними (в первую очередь, жен и детей офицеров), оказалась катастрофическая нехватка еды и питья. Если расход боеприпасов удавалось компенсировать за счет уцелевших арсеналов крепости и трофейного оружия, то потребности в воде, продовольствии, медикаментах и перевязочных материалах удовлетворялись на минимальном уровне. Водоснабжение крепости было разрушено, а ручной забор воды из Мухавца и Буга был практически парализован огнем противника. Ситуация дополнительно осложнялась непрекращающейся сильной жарой.

На начальном этапе обороны идея пробиться за пределы крепости и соединиться с основными силами была оставлена, поскольку командование защитников рассчитывало на скорый контрудар советских войск. Когда эти расчеты не оправдались, начались попытки прорыва блокады, однако все они завершились неудачей из-за подавляющего превосходства частей вермахта в живой силе и вооружении.

К началу июля, после особенно масштабной бомбардировки и артиллерийского обстрела, противнику удалось захватить укрепления на Центральном острове, уничтожив тем самым главный очаг сопротивления. С этого момента оборона крепости утратила целостный и скоординированный характер, и борьбу с гитлеровцами продолжали уже разрозненные группы в разных участках комплекса. Действия этих групп и одиночных бойцов приобретали все больше черт диверсионной активности и продолжались в ряде случаев до конца июля и даже до начала августа 1941 г. Уже после войны в казематах Брестской крепости была найдена выцарапанная кем-то из советских защитников надпись «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина. 20 июля 1941 г.»

Большинство уцелевших защитников гарнизона попали в немецкий плен, куда еще до прекращения организованной обороны были отправлены женщины и дети. Комиссар Фомин был расстрелян немцами, капитан Зубачев умер в плену, майор Гаврилов пережил плен и был уволен в запас в ходе послевоенного сокращения армии. Оборона Брестской крепости (после войны получила звание «крепости-героя») стала символом мужества и самопожертвования советских солдат в первый, самый трагический период войны.

Асташин Н.А. Брестская крепость // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010.

Оборона Брестской крепости

Оборона Брестской крепости (оборона Бреста) – одно из самых первых сражений между советской и фашистской армией в период Великой Отечественной войны.

Оборона Брестской крепости длилась с 22 июня – 30 июня 1941 года.
Брест был одним из пограничных гарнизонов на территории СССР, он прикрывал пусть к центральной магистрали, ведущей в Минск, именно поэтому Брест и оказался одним из первых городов, который подвергся атаке после нападения Германии. Советская армия в течение недели сдерживала натиск неприятеля, несмотря на численное превосходство немцев, а также поддержку со стороны артиллерии и авиации. В результате продолжительной осады немцы все-таки смогли завладеть главными укреплениями Брестской крепости и разрушить их, однако на других участках борьба шла еще довольно продолжительное время – небольшие группы, оставшиеся после налета, оказывали сопротивление неприятелю из последних сил. Оборона Брестской крепости стала очень важным сражением, в котором советские войска смогли показать свою готовность защищаться до последней капли крови, несмотря на преимущества противника. Оборона Бреста вошла в историю, как одна из самых кровавых осад, ив то же самое время, как одно из самых великих сражений, показавших все мужество советской армии.

Брестская крепость накануне войны

Город Брест вошел в состав Советского Союза незадолго до начала войны — в 1939 году. К тому моменту крепость уже утратила свое военное значение благодаря начавшемуся разрушению, и оставалась в качестве одного из напоминаний о былых сражениях. Брестская крепость была построена в 19 веке и являлась частью оборонительных укреплений Российской Империи на ее западных границах, однако в 20 веке она перестала иметь военное значение. К моменту начала войны Брестская крепость, в основном, использовалась для размещения в ней гарнизонов военнослужащих, а также ряда семей военного командования, госпиталя и хозяйственных помещений. К моменту вероломного нападения Германии на СССР в крепости проживало порядка 8000 военнослужащих и около 300 семей командования. Оружие и припасы в крепости имелись, однако их количество не было рассчитано на проведение военных действий.

Штурм Брестской крепости

Штурм Брестской крепости начался утром 22 июня 1941 года одновременно с началом Великой Отечественной войны. Казармы и жилые дома командования были первыми подвергнуты мощному артиллерийскому огню и ударам со стороны авиации, так как немцы хотели, прежде всего, уничтожить полностью весь командный состав, находившийся в крепости и тем самым внести сумятицу в состав армии, дезориентировать ее. Несмотря на то, что практически все офицеры погибли, оставшиеся в живых солдаты смогли быстро сориентироваться и создать мощную оборону. Фактор внезапности сработал не так, как рассчитывал Гитлер и штурм, который согласно планам должен был закончится к 12 часам дня, растянулся на несколько дней.

Советское командование еще до начала войны издало указ, согласно которому в случае нападение военнослужащим необходимо немедленно покинуть саму крепость и занять позиции по ее периметру, однако сделать это удалось лишь единицам – большая часть солдат остались в крепости. Защитники крепости находились в заведомо проигрышном положении, однако даже этот факт не позволил им сдать свои позиции и позволить немцам быстро и безоговорочно завладеть Брестом.

Ход обороны Брестской крепости

Советские солдаты, которые вопреки планам не смогли быстро покинуть крепость, все же смогли быстро организовать оборону и в течение нескольких часов выгнать за территорию крепости немцев, которым удалось пробраться в ее цитадель (центральную часть). Солдаты также заняли казармы и различные постройки, находящиеся по периметру цитадели, чтобы наиболее эффективно организовать оборону крепости и иметь возможность отражать атаки противника со всех флангов. Несмотря на отсутствие командующего состава, очень быстро нашлись добровольцы из числа простых солдат, которые взяли на себя командование и руководили операцией.

22 июня было совершено 8 попыток прорваться в крепость со стороны немцев, однако они не дали результата, более того, немецкая армия, вопреки всяческим прогнозам, понесла значительные потери. Немецкое командование решило сменить тактику – вместо штурма теперь планировалась осада Брестской крепости. Войска, прорвавшиеся внутрь были отозваны и рассортированы по периметру крепости для того, чтобы начать продолжительную осаду и отрезать советским войскам путь к выходу, а также сорвать поставки продовольствия и оружия.

Утром 23 июня началась бомбардировка крепости, после которой снова была произведена попытка штурма. Часть групп немецкой армии прорвались внутрь, но столкнулись с ожесточенным сопротивлением и были уничтожены – штурм снова провалился, и немцам пришлось вернуться к тактике осады. Начались протяженные бои, которые не стихали несколько дней и сильно вымотали обе армии.
Следующие несколько дней продолжались сражения. Несмотря на натиск немецкой армии, а также артобстрелы и бомбардировки, советские солдаты держали оборону, хотя им не хватало оружия и продовольствия. Через несколько дней были прекращены поставки питьевой воды, и тогда обороняющиеся приняли решение выпустить из крепости женщин и детей, чтобы те сдались немцам и остались живы, однако некоторая часть женщин отказалась покидать крепость и продолжала сражаться.

26 июня немцы предприняли еще несколько попыток прорваться в Брестскую крепость, удалось это сделать частично – несколько групп прорвались внутрь. Лишь к концу месяцы немецкая армия смогла захватить большую часть крепости, убив советских солдат, однако разрозненные и потерявшие единую линию обороны группы все еще продолжали оказывать отчаянное сопротивление даже тогда, когда крепость была взята немцами.

Значение и итоги обороны Брестской крепости

Сопротивление отдельных групп солдат продолжалось вплоть до осени, пока все эти группы не были уничтожены немцами и не погиб последний защитник Брестской крепости. В ходе обороны Брестской крепости советские войска понесли колоссальные потери, однако, в то же самое время, армия проявила неподдельное мужество, тем самым показав, что война для немцев не будет такой легкой, как рассчитывал Гитлер. Обороняющиеся были признаны героями войны.

Советские воины доказали всему миру, что мужество и долг перед своей страной, народом, могут противостоять любому нашествию!

Честная история обороны Брестской крепости в 1941

Основной источник — статья Дмитрия Боткина «Брестская крепость — честная история».

Читайте также  Мыс тарханкут достопримечательности

Воинам РККА 1941 года посвящается.

Предисловие.
Безусловно, любое государство и любая нация никогда не будут объективны в оценке тех или иных исторических событий: всегда будут скрывать не самые приятные события своей истории и приукрашивать те события, которые представляют нацию в выигрышном свете. И это нормально, такова природа человека. Проблема возникает, когда начинают историю откровенно фальсифицировать и придумывать то, чего не было вообще. Ещё хуже, когда это становится частью государственной политики. Власть должна задуматься: может ли она призывать граждан быть честными, если сама врет? До сих пор в некоторых учебниках истории написано, что крепость в 1941 держалась больше месяца. Концепция честной истории заключается в том, чтобы честно рассказывать о том, что было и чего не было. К тому же честность никак не умаляет подвига героических защитников крепости.

Честно – писать, что оборона Брестской крепости закончилась со сдачей Восточного форта 29 июня.

Нечестно – писать про месячную оборону, ссылаясь лишь на немецкий отчёт от 23 июля о пленении на территории крепости всего одного человека.

Честно – писать о том, что немецкие войска были поражены смелостью защитников Брестской крепости и отмечали отвагу, с которой те дрались.

Нечестно при этом не написать, что 80% гарнизона сдалось в плен в первые 3 дня обороны.

Честно – писать, что немецкие войска понесли значительные потери – 456 человек.

Нечестно — не написать, что наши войска потеряли примерно 1500 убитыми и 7000 пленными, 80% которых погибнет в плену

Хронология обороны Брестской крепости хорошо известна: штурм крепости начался 22 июня на рассвете, а уже 29 июня (на 8 день) был подавлен последний очаг сопротивления. Соотношение потерь тоже не тайна: немецкие войска за 8 дней боёв в крепости потеряли 456 своих солдат и офицеров. Наши войска в крепости потеряли около 1,5 тыс. убитыми, и около 7 тыс. попали в плен. К 22.06.1941 в крепости находилось примерно 8-9 тысяч личного состава. Это были подразделения 17-го погранотряда, подразделения 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, 8 стрелковых и 1 разведывательный батальоны, 2 артиллерийских дивизиона (ПТО и ПВО), некоторые подразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й и 42-й стрелковой дивизий, 33-го отдельного инженерного полка, и т.д.

22 июня 1941 года (1-й день обороны Брестской крепости).
Спящие советские военнослужащие были застигнуты врасплох очень мощным артобстрелом. Немцы планировали захватить крепость за несколько часов, но просчитались и уже в первый день войны вынуждены были отступить и перейти к осаде, понеся значительные потери. Уже в первый день войны в крепости перестал работать водопровод, а июнь выдался сухим и жарким. Несмотря на то что крепость со всех сторон окружала вода, у защитников крепости были большие проблемы с её добычей – немецкие пулемётчики заняли противоположные берега реки и не подпускали к воде никого ни днём, ни ночью. Положение обороняющихся осложняло и значительное количество гражданских людей в крепости (на территории крепости проживали около 300 семей командиров).

Крепость было поручено штурмовать 45-й пехотной дивизии вермахта при поддержке большого количества артиллерийских частей. К 9-00 22.06.1941 крепость была полностью окружена. Но постепенно гарнизон крепости пришёл в себя и начал оказывать сопротивление. Очень активно действовали советские снайперы, метким огнём они планомерно уничтожали немецких офицеров (жалобы на снайперов есть практически в каждом немецком боевом донесении). Более того, около 50 немцев оказались в окружении в здании клуба на Центральном острове.

После полудня немцы предприняли ещё несколько попыток штурма (в том числе с применением самоходок), чтобы деблокировать своих окруженцев и все-таки завершить операцию в первый же день, но они оказались безуспешными. Вечером начался отвод немецких частей из крепости. При этом главная задача дня, которая стояла перед дивизией, была выполнена: все мосты через Буг и Мухавец немцы захватили целыми и был захвачен весь Брест. За этот день 22 июня немцы потеряли 313 человек.

23 июня (2-й день обороны).
Учитывая, что Брестская крепость больше не являлась препятствием для продвижения немецких войск на восток, немецкое командование приняло решение больше не штурмовать её во избежание ненужных потерь, а с помощью артиллерийских обстрелов и агитации принудить оставшихся защитников крепости сдаться. В результате за этот день в плен сдались 1600 солдат Красной Армии. Однако значительная часть бойцов всё ещё продолжала сражаться – весь день и всю ночь предпринимались попытки вырваться из крепости (в большинстве случаев неудачные). Немцы в этот день потеряли 23 человека (ещё 12 умерли от ран в госпитале).

24 июня (3-й день обороны). Успехи предыдущего дня вдохновили немецкое командование на повторное использование отработанного сценария – обстреливать и призывать сдаваться. Но утром от окружённых третий день в клубе немцев, которые находились там уже два дня, по рации пришёл отчаянный зов о помощи. Было принято решение прорваться к ним силами батальона и попытаться вывести осаждённых. Эта попытка удалась, кроме того, немцы заняли множество важных участков крепости. К концу дня стало понятно, что осталось лишь несколько очагов сопротивления: Восточный форт, Дом офицеров, кольцевая казарма у Брестских ворот, казарма 333-го полка у Тереспольских ворот, и несколько казематов в земляном валу. Потери штурмующих – 52 человека.

25 июня (4-й день обороны). Последний активный день боёв. Немцы проводят зачистку Центрального острова. После подрыва нескольких отсеков Дома офицеров, последние его защитники сложили оружие. Продолжаются отчаянные попытки осаждённых вырваться из крепости. Потери немцев – 15 человек.

26 июня (5-й день обороны). Утром ликвидирован последний очаг сопротивления на Центральном острове. Потери немцев – 6 чел.

27 июня (6-й день обороны). Осада Восточного форта, зачистки других участков. Потери немцев – 1 чел.

28 июня (7-й обороны). Осада Восточного форта. Потери немцев – 0.

29 июня (8-й день). Подавлено сопротивление в Восточном форте, где долго держалась группа бойцов под командованием майора П.М. Гаврилова (командира 44-го СП). Из подвалов казарм 333-го полка у Тереспольских ворот группа А.Е. Потапова и присоединившиеся к ней пограничники А.М. Кижеватова предприняли попытку прорыва в сторону Западного острова. В ходе прорыва большинство его участников погибли или были захвачено в плен. Потери немцев – 0. Итак, крепость продержалась 8 суток.

По донесению командира 45-й ПД генерал-лейтенанта Шлипера, в районе крепости на 30 июня было взято в плен: 101 офицер, 7122 младших командиров и бойцов РККА. Вместе с тем Шлипер пишет: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе.»

2 июля (11-й день войны). 45-я пехотная дивизия покидает Брест.

Основная масса оставшихся в Брестской крепости военнослужащих не приняла участия в боевых действиях и в течение первых дней массово сдалась в плен. Активное сопротивление противнику оказала только незначительная часть гарнизона. Защитники крепости стихийно объединялись в различные боевые группы, действовавшие по большей части разрозненно. Это было героическая, но плохо организованная оборона с огромными потерями.

Безусловно, уместно сравнить оборону Брестской крепости силами РККА в 1941 с обороной той же крепости польской армией в 1939г. Всего в крепости насчитывалось 4 пехотных батальона, артдивизион и другие подразделения численностью до 4 тыс. солдат и офицеров. На вооружении они имели 12-16 танков «Рено ФТ-17», 18 полевых орудий, 8 зенитных орудий, 16 станковых пулеметов. Несмотря на слабые силы и уже фактически проигранную войну польское командование приказало подготовить крепость к обороне и защищать ее. 14 сентября немцы (части 19-го танкового корпуса Гудериана) атаковали крепость с ходу и были отброшены с большими потерями. 15 сентября немцы пошли на более подготовленный штурм и к концу дня прорвались в Цитадель. 16 сентября штурм продолжился при поддержке люфтваффе. В этот день, имея потери 40% личного состава, командующий обороной генерал Плисовский (расстрелян в здании харьковского управления НКВД в апреле 1940 года) отдал приказ идти на прорыв. В ночь с 16 на 17 польский прорыв был осуществлен успешно. В крепости прикрывать прорыв остался небольшой отряд, выбивать который пришлось уже частям Красной армии с 23-го по 27 сентября. В ночь с 26 на 27 последним польским защитникам крепости удалось прорваться из окружения. В ходе обороны крепости в плен сдались 8 польских офицеров и примерно 1200-1400 солдат; около 1000 погибли. Как видим, польские солдаты и офицеры защищали Брестскую крепость ничуть не менее упорно, отважно и долго, чем советские.

Честная история — это подлинное уважение к настоящим защитникам крепости. Вряд ли тем из них, кто чудом выжил на войне, в плену, нравилось бы послевоенное вранье про «оборону больше месяца». Честная история – это не только про наше прошлое, но и про наше будущее. И самое главное: это про признание и изучение сделанных ошибок, чтобы не повторять их в последующем. Правда нужна для того, чтобы катастрофа 1941 года больше не повторилась.

Оборона Брестской крепости

Мужество есть великое свойство души: народ, им отмеченный, должен гордиться собою.

Брестская крепость была построена и введена в эксплуатацию 26 апреля 1842 года. Она располагалась на западной границе Российской империи (территория современной Белоруссии) и строилась для укрепления западной границы Российской Империи. Изначально значение данного оборонительного рубежа было достаточно символичным, но именно в Бресте в 1941 году разыгралось одно из самых страшных сражений, в котором защитники проявили все свое мужество и отвагу.

Соотношение сил и средств

Именно этой крепости было суждено первой принять на себя удар немецкой армии. К 22 июня 1941 года в Бресте находилась всего одна дивизия. Основные силы незадолго до начала войны были выведены для проведения учений. Изначально оборона Брестской крепости производилась следующими силами:

  • 8 стрелковых батальонов,
  • 1 артиллерийского дивизиона,
  • 1 противотанковой роты,
  • 1 разведывательной роты,
  • 1 противовоздушной батареи.

В целом майор Гаврилов, в ведении которого находилась оборона Брестской крепости, располагал 8 тысячами бойцов, плюс медицинский персонал. Проблема для обороняющихся заключалась в том, что именно в этом месте находился эпицентр движения немецкой армии «Центр», которая в целях осуществления плана «Барбаросса» планировала в кратчайшие сроки уничтожить все ключевые опорные пункты СССР на западном участке фронта. Для штурма была направлена немецкая 45 армия, которая состояла из 17 тысяч человек. Следовательно, к началу битвы за Брест, немецкая армия вдвое превосходила ту численность, которой обладали защитники. Согласно плана немецкого командования, Брест должен был быть захвачена без использования танков. Это было необходимо, поскольку немецкое командование не решилось направлять в данный район танки из-за болотистой местности.

Начало штурма

Подготовка к штурму началась в 4 часа утра 1941 года. Немецкая армия начала артиллерийскую подготовку атаки, нанося главный свой удар по казармам, а также по той части гарнизона, где располагался офицерский состав. Защитники были застигнуты врасплох. Покинуть крепость было невозможно, поскольку немецкая артиллерия вела огонь по подступам к самой крепости и ее воротам. В 4 часа 45 минут начался штурм.

Следует отметить, что застигнутые врасплох внезапным артиллерийским ударом защитники Бреста в большинстве своем были погребены в казармах. Большинство командования было уничтожено немцами в ходе артиллерийской подготовки атаки. В результате оборона Брестской крепости на начальном этапе проходила фактически без командования и заключалась в удерживании отдельных укреплений. Советские воины сражались храбро. Немцы с огромным трудом захватывали укрепления. Наиболее ожесточенные бои шли у Кобринского укрепления крепости.

23 июня немецкая армия вновь начала день с артиллерийского обстрела крепости, после этого последовал очередной штурм. Брест выстоял и в этот день. К исходу 24 июня ценой колоссальных человеческих жертв немецкой армии удалось захватить Тереспольское и Волынское укрепления. Осознавая, что дальше удерживать укрепления невозможно защитники ночью отступили в цитадель крепости. В результате, начиная с 25 июня, оборона Брестской крепости сосредоточилась в двух точках: в цитадели и восточном форте, что на Кобринских укреплениях. Защитники восточного форта насчитывали 400 человек. Их возглавлял майор Гаврилов. Немцы каждый день совершали до десяти штурмов, но обороняющиеся держались.

Читайте также  Площадь кипра в тыс км2

Падение крепости

26 июня 1941 года очередное наступление немцев оказалось успешным. Цитадель пала. Большинство советских воинов были пленены. 29 июня пал восточный форт. Но на этом оборона Брестской крепости не завершилась! С этого времени она стала не организованной, но те советские солдаты, которые укрывались в подземелье ежедневно вступали в бой с немцами. Им удалось практически невероятное. Небольшая группа советских людей, 12 человек, которыми командовал майор Гаврилов, до 12 июля сопротивлялись немцам. Эти герои практически месяц удерживал в районе Брестской крепости целую немецкую дивизию! Но даже после того, как майор Гаврилов со своим отрядом пал, в крепости продолжались бои. По свидетельствам историков отельные очаги сопротивления в данном регионе просуществовали до начала августа 1941 года.

Источники и дополнительный материалпо теме:

История подвига. 10 вопросов и ответов об обороне Брестской крепости

22 июня 1941 года жизнь советских людей изменилась навсегда. Началась война, принесшая нашему народу тяжелейшие испытания, страшные потери, нечеловеческие муки. Встал вопрос даже не о судьбе государства, а о будущем народов, его населявших.

Его, этого будущего, могло и не быть. Планы гитлеровцев предполагали планомерное сокращение численности населения тех, кого они причислили к «низшей расе».

Скептики, впрочем, утверждают, что история обороны Брестской крепости была мифологизирована, и в действительности гитлеровцы добились успеха на этом направлении достаточно быстро. В нашем материале мы попробуем ответить на самые распространенные вопросы об одном из первых эпизодов Великой Отечественной войны.

Как, когда и кем была построена Брестская крепость?

Планы строительства оборонительных сооружений на территориях, приобретенных Российской империей после раздела Польши, появились еще в конце XVIII века. Однако эпоха наполеоновских войн отложила эти планы. Проект строительства Брест-Литовской крепости в итоге был утвержден лишь в 1830 году, а практические работы начались еще тремя годами позже.

Автором проекта крепости был Карл Иванович Опперман, руководство работами было поручено командиру Западного инженерного округа генерал-майору Ивану Ивановичу Дену, а высший надзор за ходом строительства был возложен на генерал-фельдмаршала князя Ивана Федоровича Паскевича.

26 апреля 1842 года над крепостью 1-го класса Брест-Литовск был торжественно поднят крепостной штандарт. В момент открытия она была одним из самых совершенных укреплений России, которое соответствовало своему предназначению и всем требованиям обороны.

В последующие десятилетия крепость несколько раз подвергалась модернизации, в том числе в начале Первой Мировой войны. К весне 1915 года крепость стала одной из наиболее подготовленных русских крепостей, а также одной из самых сильных крепостей Евроы. Однако в последний момент было принято решение крепость не оборонять, а ценное имущество вывезти. В ночь на 13 августа 1915 года в ходе общего отступления крепость была оставлена и частично взорвана русскими войсками.

Почему в 1915 году русская армия сдала Брестскую крепость без боя?

Военная стратегия XIX века плохо сочеталась с реалиями XX века. С появлением тяжелой артиллерии, авиации, танков оборона с упором на крепости стала гораздо менее эффективной. В условиях так называемого «Великого отступления» русской армии в 1915 году Брестская крепость рисковала остаться изолированной в глубоком тылу противника без шансов выдержать долгую осаду. Именно в такой ситуации оказалась Новогеоргиевская крепость, располагавшаяся на территории современной Польши. Ее гарнизон сумел сковать значительные силы немцев, однако ее осада продолжалась всего десять дней. Противник обложил крепость, захватив все её западные форты, затем начал бомбить с аэропланов и обстреливать из тяжёлых орудий, после чего взял штурмом внутренние форты. В Новогеоргиевске сдались в плен 83 000 человек, в том числе 23 генерала и 2100 офицеров. В качестве трофеев противнику достались 1204 орудия и более миллиона снарядов. Дабы Брест не разделил печальную участь Новогеогиевска, от его обороны решили отказаться.

Правда ли, что в 1939 году Брестскую крепость от гитлеровцев успешно обороняли поляки?

В 1921 году по Рижскому миру Брест и Брестская крепости отошли к Польше. После нападения Третьего Рейха на Польшу начальником Брестского гарнизона был назначен отставной генерал Константин Плисовский, который сформировал из имевшихся в его распоряжении подразделений общей численностью 2000—2500 человек боеспособный отряд в составе 4 батальонов (три пехотных и инженерный) при поддержке нескольких батарей, двух бронепоездов и некоторого количества легких французских танков «Рено FT-17». Непосредственная оборона Бреста от 19-го бронетанкового корпуса генерала Гейнца Гудериана началась 14 сентября 1939 года. Занять Брестскую крепость штурмом немцы так и не смогли. Поляки, отразив семь атак и потеряв до 40 процентов личного состава, 17 сентября ушли через Буг в Тереспольское укрепление и оттуда в Тересполь.

Какие советские подразделения находились в Брестской крепости к утру 22 июня 1941 года?

К 22 июня 1941 года в крепости дислоцировалось 8 стрелковых батальонов, 1 разведывательный, 1 артиллерийский полк и 2 артиллерийских дивизиона (ПТО и ПВО), некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Краснознаменного Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, часть 132-го батальона конвойных войск НКВД, штабы частей, всего около 9 тысяч человек.

Как долго продолжалась оборона Брестской крепости в 1941 году?

Споры возникают по причине того, что нет согласия в вопросе о том, что можно считать обороной как таковой.

В руинах казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР была обнаружена надпись «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина», датированная 20 июля 1941 года. Последний официальный немецкий рапорт о боестолкновении в крепости датирован 23 июля: «В середине дня 23.07 команда по уборке подверглась обстрелу из каземата у Северных ворот, стреляли оставшиеся блокированные враги. Ранено 5 человек. Во время последовавшего за этим событием прочесывания крепости ранен ещё один солдат. В плен взят 1 русский старший лейтенант».

В то же время уже к вечеру 24 июня немцы овладели большей частью крепости, за исключением участка кольцевой казармы возле Брестских ворот цитадели, казематов в земляном валу на противоположном берегу Мухавца и расположенного на Кобринском укреплении Восточного форта. Кольцевые казармы пали 26 июня, бои в Восточном форте прекратились 30 июня после нанесения ударов сверхтяжелыми авиабомбами. С этого момента можно говорить только об отдельных очагах сопротивления и одиночных попытках прорыва из крепости.

Правда ли, что большая часть военнослужащих, находившихся в Брестской крепости, не принимала участие в обороне и сдалась в плен?

Действительно, 22-24 июня в плену оказались несколько тысяч советских солдат, находившихся в Брестской крепости. Объяснялось это просто — лишенные руководства, оружия, доступа к воде бойцы считали свое положение безвыходным. Иногда им просто нечем было сражаться с хорошо вооруженным противником. Но там, где командиры успели взять ситуацию под контроль, шла упорная борьба с гитлеровцами. Отлично проявили себя пограничники, бойцы батальона конвойных войск НКВД и другие подразделения. В сложившихся условия почти все державшие оборону формирования оказывались сводными, составленными из тех, кто смог добраться до той или иной позиции.

Правда ли, что советское командование не планировало защищать Брестскую крепость?

На самом деле помещения крепости, начиная с 1939 года, использовались для размещения войск, выступая в качестве казарм и складов, а не объектов обороны.

Большинство советских частей, находившихся в Брестской крепости, согласно плану действий в случае начала войны, должны были ее покинуть, отправившись в районы сосредоточения. Из числа войск, размещавшихся в крепости, для её обороны предусматривался лишь один стрелковый батальон, усиленный артдивизионом. Поэтому с началом атаки гитлеровцев основная часть советских сил стала выходить из крепости, действуя по ранее утвержденному плану. Да и в дальнейшем руководство рассчитывало на прорыв, после которого была надежда выйти на соединение с основными силами. К сожалению, большинство участников попыток прорыва были либо убиты, либо взяты в плен гитлеровцами.

Правда ли, что в Москве ничего не знали о боях в Брестской крепости?

Действительно, не знали практически ничего. Подразделения, успевшие отойти на восток, не имели информации о тех, кто остался. То, что сопротивление немцам оказывалось, командование знало, но никаких данных о его продолжительности, ожесточенности и судьбе выживших советских бойцов не было. В феврале 1942 года в районе села Кривцово на Орловщине советские войска добивали остатки немецких частей, ранее потерпевших поражение под Ливнами. Среди захваченных трофеев оказался и целый архив штаба немецкой дивизии. Во время его разбора нашли документ, озаглавленный «Боевое донесение о взятии Брест-Литовска». Из него советскому командованию впервые стало известно об упорном сопротивлении, оказанном гитлеровцам защитниками Брестской крепости. Однако восстанавливать общую картину событий пришлось в течение многих лет, опираясь как на немецкие документы, так и на воспоминания выживших участников обороны.

Как сами гитлеровцы оценивали результаты боев за Брестскую крепость?

Немецкие документы свидетельствуют: немцы считали эти бои крайне тяжелыми, потребовавшими усилий, которых не требовалось во время предыдущих кампаний в Европе.

Командир 45-й дивизии вермахта Фриц Шлипер писал: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе». Начальник генштаба сухопутных войск вермахта Франц Гальдер записал в своем дневнике: «Майор фон Бюлов доложил свои впечатления о действиях танковой группы Гудериана, при штабе которой он состоит офицером связи. Подтверждается, что 45-я пехотная дивизия, по-видимому, зря понесла в районе Брест-Литовска большие потери».

Было назначено расследование действий командования 45-й дивизии, которое, впрочем, серьезными санкциями не обернулось.

Правда ли, что один из руководителей обороны Брестской крепости Петр Гаврилов впоследствии был репрессирован?

Командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии майор Петр Гаврилов 22 июня 1941 года возглавил группу бойцов из 1-го батальона своего полка и мелких разрозненных подразделений 333-го и 125-го стрелковых полков, во главе которой сражался на валу у Северных ворот Кобринского укрепления. С 24 июня Гаврилов стал руководителем обороны Восточного форта. Майор продолжал сражаться даже после того, как организованное сопротивление прекратилось. Именно его, тяжелораненого, немцы захватили в плен 23 июля. Гаврилов считается последним защитником крепости из тех, о ком известно достоверно.

Врач, лечивший майора в плену, вспоминал: ««Пленный был в командирской форме, но она превратилась в лохмотья. Он был ранен, истощён так, что не мог даже глотать, врачам пришлось применить искусственное питание. Но немцы сказали, что этот человек всего час тому назад в одиночку принял бой в одном из казематов, убил нескольких гитлеровцев. Было ясно, что только из уважения к его храбрости пленного оставили в живых».

В 1955 году писатель Сергей Смирнов запустил на радио цикл передач «В поисках героев Брестской крепости», с которого и началось восстановление имен героев. В программах прозвучало и имя Петра Гаврилова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1957 года за образцовое выполнение воинского долга при обороне Брестской крепости и проявленные при этом мужество и героизм Гаврилову Петру Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Вплоть до самой смерти Петр Михайлович ездил по стране, занимался общественной работой, патриотическим воспитанием, рассказывал о своих боевых товарищах. Не стало героя в 1979 году. Согласно его завещанию, защитник крепости был похоронен на Гарнизонном кладбище Бреста.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: